Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Контакты Телеграм-канал
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Советник, адвокат BGP Litigation Гаяне Штоян рассказала о том, почему суды чаще оставляют детей с матерями при разводе


телеграм: bgplaw.com/telegram/

 




05.07.2024BGP Litigation, www.bgplaw.com

Если родители разводятся и «делят» детей, суд чаще оставляет их жить с матерью. Некоторые даже считают это примером дискриминации мужчин и несправедливой предвзятости со стороны судей-женщин. Гаяне Штоян — адвокат, медиатор, советник практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation — объясняет, так ли это и от чего на самом деле зависит такое решение

По данным Росстата, в 2023 году в России было зарегистрировано 683 638 разводов. Определить, как часто при разводах вставал судебный вопрос о месте жительства детей и чью сторону принимал суд, невозможно, поскольку такая категория дел касается несовершеннолетних и персональные  данные о сторонах процесса в открытом доступе отсутствуют.

Если обратиться к российскому и международному законодательству, то мужчина и женщина равны в своих правах на ребенка. Презюмируется, что при разрешении спора между родителями суд исходит из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении детей. Казалось бы, нет места для дискриминации по гендерному признаку.

Вместе с тем было бы лукавством отрицать, что в большинстве случаев место жительства детей определяется судами с их матерью. Точной судебной статистики случаев, когда суд оставлял детей с отцом, не существует. Но отталкиваясь от практики, если исходить из того, что каждый из родителей просит определить место жительства ребенка с ним, и при этом оба родителя характеризуются положительно, в пользу мужчин выносится не более 5–6% решений.

Возникает диссонанс: с одной стороны, мы упоминаем о принципе равенства отцов и матерей, с другой — наблюдаем приоритет при определении места жительства ребенка с родителем по гендерному признаку.

Статистика и стереотипы

Очень важно понимать, что статистика «5–6% решений» не оправдывает стереотип, что суды тотально оставляют детей с матерями, и развод для отца означает автоматическое лишение возможности проживать со своим ребенком. 

Часто такое убеждение останавливает отцов отстаивать свои права в судах. Но в последнее время формируется тенденция увеличения количества случаев определения места жительства ребенка с отцом. Буквально в июне, в течение одной недели в своей личной практике мы получили два судебных акта, которыми суды определили место жительства детей с отцами. В каждом из них суды руководствовались разными основаниями.

Эта тенденция отмечается не только юристами, но и Верховными судами ряда республик, областными судами в своих обзорах. Более того, совсем недавно, 29 мая 2024 года Верховный суд РФ утвердил обзор судебной практики, которым подчеркнул принцип равенства обоих родителей при определении места жительства детей после развода. Вероятно, этот обзор приблизит нас к недопущению даже намека на гендерную дискриминацию в подобных делах.

Этот стереотип опасен и для матерей. Ярким примером является один из кейсов, где я была очевидцем того, как мать, уверенная «что суды отдают детей матерям», опрометчиво инициировала судебный процесс, не учитывая подростковый возраст ребенка, его мнение, и то, что последние несколько лет из-за ее регулярных командировок ребенок фактически проживал с отцом. Своими действиями она привела к тому, что ребенка втянули в бесконечное количество процессуальных действий, опросов и тестирований психологами, что только расстроило и отдалило его.

С кем оставляют детей

Важно понимать, что определение места жительства детей с матерями основано не на выдуманном гендерном преимуществе, а на интересах ребенка в каждом конкретном деле. Это, конечно же, не означает, что по умолчанию «с матерью ребенку лучше», и его интерес состоит в том, чтобы иметь отдельно проживающего отца. Но часто матери действительно лучше погружены в жизнь ребенка, поскольку больше проводят с ним времени.

Отцы могут не уступать по своим родительским качествам, но, отстаивая свою позицию в судах, нередко смещают фокус с интересов ребенка на свою положительную личность.

Конкретной стратегии нет и пытаться разработать инструкцию бессмысленно. В этом и особенность семейной категории дел: несмотря на свою схожесть, они все разные и требуют индивидуального подхода. Но есть юридически значимые обстоятельства, которые влияют на мнение судей при разрешении вопроса о месте жительства ребенка — возраст ребенка, его мнение, привязанность к каждому из родителей, братьям и сестрам, личные качества родителей, вовлеченность родителей в жизнь ребенка, способность создать ребенку условия для воспитания и развития, семейное и материальное положение родителей.

К слову, само по себе преимущество в материальном положении одного из родителей не может являться безусловным основанием для определения места жительства ребенка с ним.

С точки зрения стратегии в судебном процессе важно знать две вещи:

1. Суд руководствуется наилучшими интересами ребенка.

Самое главное, что следует осознавать родителям: при определении места жительства суд руководствуется не их амбициями, требованиями и желаниями, а только наилучшими интересами ребенка, которые состоят в его комфортной и безопасной жизни.

Чтобы грамотно подготовится к судебному разбирательству, стоит собрать правильную доказательную базу, приобщить ее к делу, показать суду свою вовлеченность в жизнь ребенка.

2. Суд всегда стремится сохранить привычный уровень и образ жизни ребенка.

Тот родитель, с которым ребенок проживает на момент рассмотрения дела, имеет преимущество в глазах судьи по отношению к отдельно проживающему родителю. Изменение места проживания часто воспринимается как «вырывание» ребенка из привычной ему обстановки, которое потенциально может причинить ему стресс. Судьи часто воздерживаются от возложения на себя такой ответственности. 

Подчеркну, что это субъективное мнение, основанное на профессиональном опыте ведения подобных дел. Такого императивного, нормативно-регулированного правила нет.

Что думает ребенок

Упоминавшийся выше судебный процесс, инициированный матерью, в настоящее время приостановлен в связи с назначением судебной экспертизы, которая должна выявить мнение ребенка. Несмотря на то, что ребенок несколько раз уже озвучил психологам, органам опеки и суду желание проживать с папой, мать, вопреки нашим рекомендациям воздержаться, все равно настояла на проведении экспертизы, видимо, надеясь, что эксперты выявят у ребенка альтернативную позицию. В такие моменты сожалеешь, что не удается остановить родителей, которые из-за стереотипов и собственных интересов забывают про детские, подвергая детей всевозможным тестированиям и опросам, которые они, чаще всего, воспринимают не как «выявление их мнения», а как «обязанность выбрать родителя».

Здесь очень хочется упомянуть про значение учета мнения ребенка. По российскому законодательству ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства. То есть, суды вправе опросить ребенка с целью выявления его мнения, а в отношении десятилетних детей это право суда превращается в прямую обязанность (статья 57 СК РФ).

Безусловно, это не означает, что выявленное мнение будет основой для решения судьи. Абсолютного приоритета слову ребенка при оценке доказательств нет. Но суд непременно будет оценивать его в совокупности с другими доказательствами и уделит существенное значение.

Поэтому, прежде, чем обращаться в суд, стоит обсудить проблему с ребенком. Ведь дети часто винят себя в расставании родителей. Травмирующий опыт можно минимизировать, на мой взгляд, следующим образом:

  • деликатно пояснить причину расставания (в дозволенной мере), чтобы ребенок исключил свою фигуру из конфликта в семье и понял, что он касается только взрослых;
  • дать возможность маленькому человеку выразить и высказать все, что у него на душе, проявить эмоции, озвучить переживания и страхи;
  • когда с ребенком налажен доверительный контакт, попросить поделиться, с кем из родителей ему комфортнее было бы проживать. Важный момент: именно «комфортнее», а не «хотелось бы» проживать. Так можно нивелировать у ребенка ощущение, что ему предстоит сделать сложный выбор между родителями.

Над фрагментом этой статьи я работала в самолете. По иронии судьбы на рейсе со мной летела женщина, которая возвращалась в США (страну ее постоянного проживания) после неудачной попытки увидеть ребенка в России. Отец вывез сына без согласия матери из Калифорнии в один из российских городов. Суд по месту жительства отца встал на его сторону, определил с ним место жительство ребенка, а матери назначил формальный порядок общения.

Политически мотивированное решение? С большой вероятностью — да. Но если бы установка «детей отдавать матерям» имела ту силу, которая эту фразу преобразовала в устойчивый стереотип, то ни одна политическая повестка не способствовала бы разлучению малолетнего ребенка с мамой.

Читайте статью по ссылке.



Телеграм: bgplaw.com/telegram/

 

Прочитавших: 241 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Новости

 

 






Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты Политика конфиденциальности