Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


 


«КС не усмотрел нарушений в невозможности защиты самостоятельно оспаривать заключение эксперта». Ксения Амдур для «АГ»



28.12.2021Alliance Legal CG, www.al-cg.com

Суд напомнил, что сторона защиты при назначении и производстве судебной экспертизы вправе знакомиться с постановлением о ее назначении, заявлять отвод эксперту, ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы

Адвокаты негативно оценили выводы КС. Один из них отметил, что доля назначенных по ходатайству стороны защиты повторных и дополнительных экспертиз невероятно мала, в связи с чем считать это эффективным способом защиты также не представляется возможным. Другая считает, что было бы целесообразно внести изменения в действующее законодательство и предусмотреть стороне защиты право, аналогичное праву следователя обращаться в сертифицированные специализированные лицензированные экспертные учреждения. Третья подчеркнула, что зачастую сторона защиты знакомится с постановлением о назначении судебной экспертизы уже после ее проведения, что исключает возможность поставить дополнительные вопросы.

Конституционный Суд вынес Определение № 2177-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность ч. 3 ст. 80 УПК РФ, которая, по мнению заявителя, лишает сторону защиты права самостоятельно оспаривать заключение эксперта.

Повод для обращения в КС

В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Сергея Сведенцева сторона защиты представила заключение специалиста, которое опровергало выводы комплексной судмедэкспертизы, назначенной следователем. Вместе с тем суд отверг заключение специалиста в качестве доказательства, указав в приговоре, что оно получено без соблюдения процедуры, установленной уголовно-процессуальным законом. С таким решением согласились вышестоящие суды, в том числе заместитель Председателя ВС РФ.

В жалобе в Конституционный Суд Сергей Сведенцев оспаривал конституционность ч. 3 ст. 80 «Заключение и показания эксперта и специалиста» УПК РФ, поскольку, по его мнению, она лишает сторону защиты права самостоятельно оспаривать доказательство, представленное стороной обвинения. Заявитель отметил, что иной возможности у стороны защиты оспорить заключение эксперта, кроме как привлечь независимых квалифицированных специалистов, не существует.

Конституционный Суд разъяснил права стороны защиты

Изучив жалобу, КС не усмотрел оснований для принятия ее к рассмотрению. Суд напомнил, что гражданин не вправе по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру осуществления данного права, а также что применительно к отдельным видам судопроизводства они определяются Конституцией, федеральными конституционными и федеральными законами (определения от 13 января 2000 г. № 6-О; от 8 апреля 2004 г. № 151-О и др.).

КС разъяснил, что в силу ч. 1 ст. 86 УПК собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим Кодексом. Части 2 и 3 той же статьи наделяют подозреваемого, обвиняемого правом собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, а защитника – правом собирать доказательства. Такие доказательства могут быть собраны путем получения предметов, документов и иных сведений, путем опроса лиц с их согласия и путем истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии, пояснил Конституционный Суд. Сторона защиты также вправе привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК.

Обращаясь к своей позиции, изложенной в ряде решений, в том числе в постановлениях от 25 марта 2008 г. № 6-П и от 26 февраля 2010 г. № 4-П, Конституционный Суд указал, что однородные по своей природе отношения должны в силу принципа юридического равенства регулироваться схожим образом. Следовательно, привлечение к участию в деле специалиста, основания и порядок назначения и производства судебных экспертиз, проверка и оценка их результатов в качестве доказательств предполагают соблюдение единых правил и условий.

КС обратил внимание, что Законом об адвокатуре помимо прочего закреплены право адвоката собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, и право привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. При этом полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве, регламентируются уголовно-процессуальным законодательством.

Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, в том числе его ст. 58, 164, 168 и 270, указал Суд. Он привлекается для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Никаких иных полномочий специалиста, в том числе по оценке экспертных заключений, проведению схожих с экспертизой исследований, УПК не предусматривает. Специалист лишь высказывает свое суждение по заданным ему вопросам как в устном виде, что отражается в протоколе судебного заседания, так и в виде заключения, которое приобщается к материалам дела. Заключение специалиста не может подменять заключение эксперта, если оно требуется по делу, подчеркнул КС.

Ссылаясь на п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2017 г. № 51, Суд указал, что если из устных разъяснений или заключения специалиста следует, что имеются основания назначить дополнительную или повторную экспертизу, то суду по ходатайству стороны или по собственной инициативе следует обсудить вопрос о назначении такой экспертизы. КС отметил, что иное приводило бы к подмене процессуальных действий, к отступлению от вытекающего из принципа юридического равенства единого порядка привлечения к участию в деле специалиста, производства судебных экспертиз, проверки и оценки допустимости доказательств.

При этом КС обратил внимание, что подозреваемый, обвиняемый и его защитник при назначении и производстве судебной экспертизы вправе знакомиться с постановлением о ее назначении, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении. Они могут ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в постановления о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту. Кроме того, сторона защиты при производстве экспертизы может давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта, ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.

«Подозреваемому, обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч. 2 ст. 159 УПК)», – отмечено в определении. Суд разъяснил, что такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу. Отказано в производстве судебной экспертизы может быть и в случае, если доказательство, не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства оказывается с позиций принципа разумности избыточным, добавил КС.

Суд подчеркнул, что принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты (определения КС РФ от 29 сентября 2011 г. № 1189-О-О; от 25 января 2012 г. № 173-О-О; от 21 мая 2015 г. № 1128-О и др.).

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемое законоположение не препятствует стороне защиты с опорой на суждения, высказанные привлеченными ею специалистами для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, приводить суду доводы, опровергающие заключение судебной экспертизы, проведенной по постановлению следователя. Не препятствует рассматриваемая норма и обоснованию ходатайства о производстве дополнительной либо повторной экспертизы. В связи с этим КС отказал в принятии к рассмотрению жалобы Сергея Сведенцева.

Адвокаты не согласились с позицией КС

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов полагает, что затронутая в определении КС РФ проблема является более чем важной и актуальной. По его мнению, реакция на ее разрешение со стороны различных судебных органов является своеобразным индикатором того, готовы ли в настоящее время правоохранительная и судебная системы допустить действительную состязательность и равноправие сторон в уголовном процессе.

Николай Герасимов считает, что на протяжении долгого времени заключение и показания независимого специалиста являлись, практически единственным способом стороны защиты оспорить вполне возможно необъективную и необоснованную судебную экспертизу, на основании которой и выносится приговор. «При этом, как показывает практика, суды и следственные органы тем не менее старались любым способом “критически отнестись” к заключению специалиста и таким образом нивелировать его доказательственное значение по любому основанию», – прокомментировал адвокат.

Он предположил, что после вынесения такого определения КС РФ у судов появилась утвержденная судебная практика, позволяющая в принципе не принимать подобные заключения во внимание как полученные с нарушением закона, следовательно, недопустимые доказательства: «В связи с этим позиция КС РФ, как и ВС РФ по данному делу, представляется весьма печальной и влекущей за собой очередное серьезное ухудшение процессуальных возможностей стороны защиты по сравнению со стороной обвинения».

Николай Герасимов указал, что УПК прямо не предусматривает право адвоката в письменном виде фиксировать ход и результаты следственных действий, однако это не означает, что такое право у него отсутствует. Ссылки КС на то, что у стороны защиты имеются иные способы оспаривания заключения эксперта, он посчитал необоснованными. «Достаточно часто, как следует из практики, ходатайство о назначении экспертизы предъявляется стороне защиты практически одновременно с готовым заключением уже проведенной экспертизы, любые ходатайства о постановке дополнительных вопросов и т.п. отклоняются следователем как необоснованные. Суды же, как я полагаю, на такие ситуации не реагируют и придерживаются исключительно формального подхода. Доля же назначенных по ходатайству стороны защиты повторных и дополнительных экспертиз, насколько мне известно, также невероятно мала, в связи с чем считать это эффективным способом защиты также не представляется возможным», – пояснил адвокат.

Таким образом, по мнению Николая Герасимова, позиция судов по рассматриваемому делу представляет собой именно то, на что и ссылался заявитель в жалобе в КС РФ, – лишение стороны защиты права оспаривать доказательство стороны обвинения посредством представления мнения по конкретному вопросу другого компетентного лица, притом что иной эффективной возможности оспорить заключение эксперта, по сути, не имеется.      

Адвокат АП г. Москвы Юлия Чумак также согласилась с актуальностью проблемы. «Законодатель декларативно провозглашает принцип равенства сторон в уголовном судопроизводстве, тем самым лишая сторону защиты права проведения экспертных исследований, проведения экспертиз и обращения к экспертам напрямую», – пояснила она.

По словам адвоката, фактически сторона защиты имеет только возможность получения заключения специалиста, которое судами в российской правоприменительной практике трактуется как недостаточный аргумент для постановки под сомнение заключения эксперта, из-за чего оно носит, по сути, ничтожный характер. Сама процедура и возможность обращения к специалисту не дают никаких реальных бонусов стороне защиты, считает адвокат.

Юлия Чумак полагает, что было бы целесообразно внести изменения в действующее законодательство и предусмотреть стороне защиты право, аналогичное праву следователя обращаться в сертифицированные специализированные лицензированные экспертные учреждения для постановки вопросов и проведения экспертиз: «Возможно, за счет лица, привлекаемого к ответственности. Но тем не менее такое право должно быть у стороны защиты».

Адвокат, советник уголовно-правовой и общей практики Alliance Legal CG Ксения Амдур также назвала проблему актуальной, особенно при расследовании и рассмотрении судом уголовных дел экономической направленности, поскольку в таких случаях не обойтись без заключения судебного эксперта.

Она согласилась, что способ защиты, обозначенный Конституционным Судом, как таковой имеет место, однако он, по ее мнению, не может в полной мере обеспечить защиту прав обвиняемого: зачастую сторона защиты знакомится с постановлением о назначении судебной экспертизы уже после ее проведения, что исключает возможность поставить дополнительные вопросы.

«Кроме того, следователь, являясь самостоятельным субъектом доказывания и имея известную свободу усмотрения, может отказать в удовлетворении любого ходатайства, в том числе о постановке дополнительных вопросов, назначении экспертизы в другую экспертную организацию, что повлечет за собой необходимость обжалования его решения и существенное усложнение защиты», – разъяснила Ксения Амдур. Аналогичным образом суд может отказать в вызове специалиста для дачи суждений о проведенной судебной экспертизе, как указывает Конституционный Суд РФ, и защита столкнется с непреодолимым препятствием, если она лишена права представить независимое заключение специалиста, добавила адвокат.

Ксения Амдур также подчеркнула, что во всех иных отраслях права – арбитражном и гражданском процессах – закон позволяет участникам споров представлять суду самостоятельно полученные заключения специалистов по ранее выполненным экспертизам. «Именно такой способ позволяет лицу, обладающему специальными познаниями, провести полноценный и глубокий анализ и выявить недостатки, являющиеся основанием для назначения повторной или дополнительной экспертизы. По указанным причинам крайне сложно согласиться с позицией Конституционного Суда», – резюмировала адвокат.

Источник: Адвокатская газета
Автор: Ксения Амдур, Адвокат, Советник уголовно-правовой и общей практики Alliance Legal CG.

 


Прочитавших: 117 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События





Translex - Юридически грамотный перевод




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты Политика конфиденциальности