Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


 


Можно ли привлечь родителя к уголовной ответственности за похищение или удержание собственного ребенка? Отвечает руководитель департамента семейного права МКА «ЮФ «Левант и партнеры» адвокат Буров Максимилиан.



02.08.2021Международная коллегия адвокатов «Левант и Партнеры», www.levantlegal.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

          До 2019 года в России в случаях неисполнения решения суда об определении места жительства детей применялась стать 330 УК РФ (самоуправство), однако найти вступивший в силу приговор не представляется возможным, хотя легенды среди следователей СК России о таких приговорах ходят до сих пор. Зачастую подобные дела возбуждались с единственной целью - с помощью арсенала уголовно-правовых мер привести решение суда в исполнение, передать ребенка.

          В декабре 2019 года Следственным отделом по городу Богородицку Тульской области возбуждено уголовное дело по факту похищения ребенка. Для понимания всего ужаса ситуации стоит указать, когда этот ребенок был похищен. В декабре 2011 года в Москве! Решение суда об определении места жительства ребенка с матерью вынесено в марте 2012 года, тогда же возбуждено исполнительное производство. Но только после того, как в отношении отца ребенка было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), решили обратить внимание и на этот эпизод его биографии. Отмечу, что с июня 2019 года отец в международном розыске, следствию прекрасно было известно, что он в Испании, однако задержан он был только в декабре 2020 года, при чем до сих пор не экстрадирован. По какой причине правоохранительные органы так лояльно относятся к расхитителям государственной собственности, остается загадкой. Дело же о похищении несколько раз пытались прекратить. Мною был выработан нетривиальный метод борьбы с произволом следователей. Через сеть интернет была распространена просьба ко всем сочувствующим матери обратиться на горячую линию «Ребенок в опасности» с заявлением о похищении ребенка. От начала атаки на линию до возобновления расследования по делу прошло не более трех часов.

          В июне 2020 года СУ по СЗАО ГСУ СК России по г. Москве было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 126 УК РФ в отношении неустановленных лиц, похитивших несовершеннолетнего ребенка. Мать ребенка позвонила мне сразу после вызова полиции, удалось добиться оперативных действий от правоохранителей.  Что примечательно, не через месяцы или годы после происшествия, а в тот же день. Злоумышленники были задержаны через четыре часа в Липецкой области, среди них был отец ребенка, скрывший маской лицо в момент похищения. В настоящее время идут судебные заседания в Хорошевском районном суде г. Москвы, ближайшее время прокурор закончит излагать позицию обвинения. Как адвокат потерпевших, я ожидаю от обвиняемых поток обвинений в адрес матери, следствия и суда, что, впрочем, вряд ли повлияет на квалификацию преступления.

          В январе 2021 года Пресненским межрайонным следственным отделом г. Москвы было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы) в отношении неустановленных лиц, якобы удерживающих ребенка на территории, подследственной отделу. Это дело в моей практике уникальное, поскольку я представляю интересы отца ребенка, против которого запущена вся уголовно-правовая машина, доступная матери (следует отметить, что другим родителям такой сервис со стороны правоохранительных органов даже и не снился). Девочку мать передала отцу во Владимирской области, далее отец два дня провел с ребенком в гостинице в Замоскворецком районе г. Москвы, затем покинул страну. При чем здесь Пресненский МРСО не смог пояснить ни следователь, ни прокурор. Пресненский районный суд г. Москвы уже вынес судебный акт, согласно которому нарушений подследственности суд не видит. Мною подана апелляционная жалоба, ждем мнения Московского городского суда. При этом совершенно очевидно, что дело возбуждено исключительно для снабжения матери сведениями из Интерпола. В настоящее время следствию известно, что ребенок находится в Грузии с отцом, но деньги налогоплательщиков упорно тратятся на розыск «неустановленных лиц». Ни у кого, включая следователя, не секрет, что дело придется прекратить самое позднее сразу после допроса отца и ребенка.

          Не повезло Перовскому межрайонному следственному отделу. В его производстве находится сразу два материала по незаконному лишению свободы. В одном случае я представляю мать-заявителя, в другом случае отца-заявителя. Не трудно догадаться, в каком случае дело возбуждено. В день подготовки этой статьи я вместе с доверителем был на приеме в ГСУ СК России по г. Москве, там разделяют мое недоумение по поводу неоднократно отмененных отказов. возбуждении уголовного дела. Сейчас материал передают в окружное управление, также выделен в отдельное производство материал по факту похищения ребенка у отца. В феврале 2019 года в Сергиевом Посаде неустановленные лица (среди которых не было матери) напали на моего доверителя, похитили ребенка и скрылись в неизвестном направлении. При этом первоначально схватили младшую дочь доверителя от второго брака, что лишний раз доказывает, что матери даже рядом не было. Полагаю, что больше играть в прятки с УК РФ у подмосковных следователей не получится.

         В марте 2021 года СУ СК по ЗАО г. Москвы было возбуждено уголовное дело по факту похищения малолетнего ребенка. Вскоре после этого были задержаны и заключены под стражу отец ребенка и дядя. Отец во время похищения был в маске. Полагаю, что дело будет передано в суд в конце осени.

        На этом фоне «неожиданная» инициатива Министерства юстиции РФ о внесении изменений в ст. 315 УК РФ смотрится смехотворно.

        Законопроектом предлагается внести изменения в часть 1 статьи 315 УК РФ, установив уголовную ответственность за неисполнение вступившего в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта об отобрании (передаче) ребенка лицом, подвергнутым административному наказанию за деяния, предусмотренные частью 2 статьи 17.15 КоАП РФ, совершенное в отношении того же судебного акта.

При этом Министерством юстиции РФ игнорируется сразу два существенных факта:

  1. законопроекты об уголовной ответственности родителя вносились задолго до «озарения» Минюста (в том числе за моим авторством через Общественную палату РФ в 2018 году);
  2. законопроект Минюста абсолютно не учитывает, что помимо определения места жительства ребенка, есть еще и порядок общения.

      Именно отсутствие четкого регулирования при определении порядка общения провоцирует затяжные семейные конфликты, которые так плотно подходят к сфере уголовного права. Установление действительно равных прав родителей, введение уголовной ответственности за нарушение прав другого родителя позволит серьезно сократить нагрузку на правоохранительную и судебную системы, ведь именно при таких условиях у родителей будет мотивация решать вопрос мирно, например, с применением процедур медиации.

      Подводя итог этому небольшому исследованию, следует сделать вывод, что привлечение родителя к уголовной ответственности за похищение/удержание своего ребенка - объективная реальность, но требующая более четкого регулирования. В настоящее время приходится направлять правоохранителей буквально в ручном режиме посредством разъяснений в заявлениях, жалобах и иных процессуальных документах.

 


Прочитавших: 364 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты Политика конфиденциальности