Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


 


Арбитражное флэш правосудие?



09.05.2021Султанов А.Р., начальник юридического управления ПАО «Нижнекамскнефтехим»
Реклама:

"Аксином": Переводческие услуги для юридического сообщества» »»

До чего дошел прогресс!

Труд физический исчез.

Да и умственный заменит

Механический процесс!

Из кинофильма «Приключения Электроника»[1]

 

Нас, тех кто еще помнит рукописные тексты судебных решений, еще достаточно много. Безусловно, когда решение было напечатано на пишущей машинке, его было гораздо легче читать. Когда появились компьютеры и повсеместный доступ у правовым системам поиск похожих ситуаций, доктрины и судебной практики стал гораздо легче. Легче стало и написание судебных решений и приговоров. Любое или почти любое новшество, направленное на благо, может быть использовано во вред. Злоупотребление использования готовыми «проектами» судебных актов на электронных носителях, предоставляемых суду вне процесса, долгое время проходило в большей части незаметно, широкой общественности не было известно.

Впрочем, очень скоро среди практикующих юристов и журналистов, освещающих судебные процессы появилось сленговое выражение «флеш правосудие»[2], под которым имелось ввиду, отсутствие правосудия – использования судом предоставленных судебных актов на электронных носителях.

Надо отметить, что наиболее часто упоминались в качестве «флеш-правосудия» уголовные дела. С одной стороны, это более «чувствительные» дела, а с другой стороны, еще УПК РСФСР от 27 октября 1960 г. допускал представление суду предложений участников судебного разбирательства по существу обвинения

Особенно острой была реакция на «флеш правосудие» в уголовных делах[3]. «Когда в приговор целиком переносят обвинительное заключение, даже с грамматическими ошибками – это довольно наглядно показывает, на чьей стороне судья»[4]. Безусловно, использование текстов, предоставленных суду, даже без какой-либо обработки ставил под сомнение сам факт отправления правосудия[5].

Эта проблема добралась до внимания Верховного Суда РФ и на Пленуме Верховного Суда РФ эта проблема была поставлена на обсуждение, что нашло отражение в его Постановлении. Пленум Верховного Суда РФ счел недопустимым перенесение в судебный акт показаний допрошенных лиц и содержания других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 55 от 29.11.2016 «О судебном приговоре»).

Это достаточно мягкая формулировка перевела копипаст[6] из обыкновений правоприменительной практики в разряд грубого процессуального нарушения. Однако, для того, чтобы исключить ее из практики нужно все же больше действий.

Проверочные судебные инстанции взяли на вооружение данное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и стали отменять судебные акты, которые представляют собой копирование обвинительного приговора[7], судей допускающих такое нарушение стали привлекать к дисциплинарной ответственности[8]. Не можем не согласиться с заместителем Председателя Верховного суда РТ М. Беляевым, что «Флеш-правосудие» ведет к деградации судов»[9].

Однако, в арбитражном и гражданском процессах ссылка на Пленум Верховного Суда РФ по уголовному процессу не будет эффективным средством защиты. В результате мы снова и снова наблюдаем, вместо полноценных судебных актов тексты, представляющие собой копипасты отзывов одной из сторон.

Такое создание судебных актов, подрывающее доверие к судам не могло не попасть в ЕСПЧ, и мы в одной недавней коммуникации Европейского Суда по правам человека Российской Федерации увидели, что в описании обстоятельств дела было обращено внимание на дословное совпадение текста судебного решения и отзыва государственного органа[10].

 

 

История легитимации практики представления проектов в арбитражных судах.

…давно стало хорошим тоном передавать людям в мантиях флешки с копиями нужных документов. Такая практика существует и в арбитражных судах, и в судах общей юрисдикции. Но все это делается негласно…

Куликов В. Суд онлайн. Арбитраж начал прием электронных исков[11].

 

Столкнувшись с грубым проявлением копипаста, мы пытались показать вышестоящим судам о том, что такие судебные акты подлежат безусловной отмене[12], полагая, что такие судебные акты не соответствуют критериям мотивированности судебных актов[13]. Однако мы потерпели неудачу, поскольку арбитражные суды считали даже уместным полностью копировать текст проекта судебного акта, представленного одной из сторон спора.

В арбитражных судах, которые ранее других судов приобщились к электронному документообороту, представление проектов судебных решений было «легитимировано» Высшим Арбитражным Судом РФ. В п. 9.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года N 100 "Об утверждении инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной, кассационной инстанций)", было закреплено, что «…Проект/проекты судебных актов могут быть представлены лицами, участвующими в деле. Указанные проекты могут быть поданы в суд с соответствующим ходатайством, в том числе и в электронном виде по системе электронной подачи документов, и приобщаются к материалам судебного дела. Проекты судебного акта могут быть подготовлены на любой стадии рассмотрения дела. Суд вправе использовать указанные проекты как в целом, так и в части».

Прежде чем, перейти к рассмотрению практики применения данных положений, немного истории принятия данной Инструкции.

На Пленуме ВАС РФ 6 декабря 2013 года рассмотрение данной Инструкции породило большую дискуссию. Причем «основным предметом спора стал пункт о том, может ли судья включать в текст судебного акта фразы и абзацы из документов сторон, а то и использовать проект решения, представленный одной из сторон. Татьяна Андреева[14] высказалась против. Это вызвало эмоциональные возражения Антона Иванова: «Никаких преград! Что мешает стороне представить проект судебного акта?» – заявил глава ВАС. Он объяснил, что без конца идут жалобы – судья переписал из документов сторон целые страницы, это нарушение принципа независимости и беспристрастности. «Ну и что? риторически спросил Антон Иванов. – Если судья с этим согласен? Обязательно надо разрешить судьям брать фрагменты документов сторон! Снимем огромное количество жалоб на наших судей». Эта позиция вызвала спор. «Даже в советское время у стороны была возможность представить проект решения», – поддержал председателя судья Анатолий Бабкин. «Не было такого в советское время, это очень смелое заключение!» – тотчас возразил судья Евгений Андреев. Он объяснил, что судья мог лишь взять фрагменты обвинительного заключения и дать им свою оценку. «Проект решения – это мнение стороны. Если одна сторона представляет проект, то другая сторона что должна делать – представлять отзыв на проект?» – рассуждал Евгений Андреев, настаивая на исключении спорного пункта инструкции. Решено было создать согласительную комиссию во главе с Татьяной Андреевой»[15] (подчернуто авт.).

То есть, в качестве основного аргумента было озвучено желание защитить судей от обвинения в копипасте, как нарушения принципа независимости и беспристрастности, в котором А.Иванов не видел никакого нарушения.

Что же касается реплики о возможности представить проект решения в советском уголовном процессе, то в УПК РФСФСР 1960 г. была предусмотрена возможность по окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату, обвинитель, защитник, подсудимый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители представить суду в письменном виде предлагаемую ими формулировку решения по вопросам, указанным в пунктах 1 - 5 статьи 303 УПК РСФСР[16]. Предлагаемая формулировка не имела для суда обязательной силы (статья 298 УПК РСФСР).

По своей сути это не было проектом судебного акта, а скорей всего аналог письменного отзыва и/или письменных объяснений в арбитражном процессе. Отличие заключалось лишь в том, что законодатель связал предложения только вопросами, входящими в предмет доказывания.

В действующей редакции УПК РФ, также предусматривается право сторон по окончании прений до удаления суда в совещательную комнату представить суду в письменном виде свои формулировки решений по следующим вопросам:

а) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

б) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

в) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК оно предусмотрено;

г) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

д) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;

е) имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание.

Право на представление суду письменных формулировок также отражено в ст. 244 УПК РФ, гарантирующей равенство сторон в судебном заседании. Если сравнить данные нормы УПК РФ, и ст. 41 и 81 АПК РФ, то мы увидим, что набор процессуальных прав почти идентичен и ничуть не уже чем в УПК РФ.

Более того, в отличие от уголовного процесса в АПК РФ предусмотрена обязанность ответчика направить или представить в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, отзыв на исковое заявление с указанием возражений относительно предъявленных к нему требований по каждому доводу, содержащемуся в исковом заявлении. Отзыв на исковое заявление направляется в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, заказным письмом с уведомлением о вручении в срок, обеспечивающий возможность ознакомления с отзывом до начала судебного заседания. В отзыве на исковое заявление указываются возражения относительно каждого довода, касающегося существа заявленных требований, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, а также на доказательства, обосновывающие возражения. К отзыву на исковое заявление прилагаются документы, которые подтверждают доводы и (или) возражения относительно иска, а также документы, которые подтверждают направление копий отзыва и прилагаемых к нему документов истцу и другим лицам, участвующим в деле ( ст. 131 АПК РФ, см. также ст. 262, 279, и 291.4 АПК РФ)). Со всей очевидностью, следует, что в АПК РФ создана более состязательная процедура, позволяющая узнать заранее мнения всех участвующих лиц. Не удивительно, что законодатель не предусматривал такого дополнительного права лиц, участвующих в деле, представлять проекты судебных актов.

В соответствии со ст. 71 Конституции РФ в ведении Российской Федерации находятся регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; судоустройство; гражданское законодательство; процессуальное законодательство.

По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации ( ст. 76 Конституции РФ).

То есть, вопрос о процедуре и процессуальных правах, находится в компетенции только федерального законодателя, суды могут осуществлять лишь толкование в переделах своей компетенции норм принятых законодателем, но не создавать новые нормы[17], что было бы также нарушением принципа разделения властей ( ст. 10 Конституции РФ).

Однако, в ВАС РФ данные вопросы никем не задавались и они не обсуждались. 25 декабря 2013 года Пленум ВАС РФ вновь заслушал вопрос о возможности включения в инструкцию о делопроизводстве «подготовку проекта судебного акта участниками процесса, причем «на любой стадии процесса». Согласительная комиссия пришла к согласию и предложила отклонить это предложение. В поддержку выступила представитель разработчиков начальник Управления делопроизводства Е. Авакян, которая подчеркнула, что принятие поправок сделает невозможными скандалы с появлением и опубликованием проекта решения до рассмотрения дела[18]. С небольшим перевесом поправки были приняты Пленумом[19].

 

Что получилось…

 

А получилось, так, что некоторые судьи стали включать в текст определения о принятии к рассмотрению искового заявления или жалобы предложения лицам, участвующим в деле представить проект судебного акта.

Безусловно, хорошо написанный проект может быть подспорьем для написания описательной части судебного акта, но в описательной части также должны быть отражены результаты судебного разбирательства. При этом в судебном акте в любом случае мотивировочная часть должна быть написана именно судом. «В мотивировочной части отражается вся познавательная деятельность суда, других участников процесса. Мотивировочная часть включает фактическое и правовое обоснование судебного решения и заканчивается правовой квалификацией материального правоотношения…, она должна быть такой, чтобы позволить четко уяснить посылки тех выводов, которые будут изложены в резолютивной части. Мотивировочная часть судебного решения имеет принципиальное значение для формирования в будущем законной силы судебного решения – прежде всего потому, что именно в мотивировочной части отражаются обстоятельства, установленные судом»[20].

Отступление от этого правило привело к новому виду злоупотреблений правом - «установление факта, не входящего в предмет доказывания (особенно используя возможности подготовки проектов судебных актов), тогда как в действительности такой факт не был установлен судом и критически не оценивался»[21], то есть суд используют для создания преюдиции для другого дела. Существование такого рода злоупотреблений, безусловно, подрывает доверие к суду. В условиях, когда в обществе сложилось достаточно критичное отношение к судам, трудно доказать общественности, что судья допустил такое злоупотребление лишь ввиду небрежного отношения к отправлению правосудия, а не ввиду коррупционных действий другой стороны. Конечно же, такие явления несовместимы с принципами справедливого судебного разбирательства и не являются правосудными.

Мы также наблюдаем, что иногда положение Инструкции используют для оправдания создания судебного акта путем копипаста отзыва одной из сторон. Так в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2018 г. N 09АП-39582/18, в качестве доводов для отклонения жалобы, указывающей на копирование отзыва одной из сторон и не рассмотрения выводов другой стороны, было указано следующее: «Арбитражный суд первой инстанции с учетом результата разрешения спора использовал письменную позицию административного органа при изготовлении судебного акта, признав изложенные в ней доводы, соответствующими фактическим обстоятельствам, со ссылкой на имеющиеся в деле доказательства; мотивированными относящимися к предмету спора нормами законодательства и разъяснениями по их применению.

Суд первой инстанции дал надлежащую оценку представленным доказательствам, правильно разрешил спор. Копирование осуществлялось судом в целях процессуальной экономии, с учетом существенной нагрузки на судей и аппарат суда. Более того согласно пункту 9.2 Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций), утвержденной Постановлением Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 100, лица, участвующие в деле, могут представлять суду проект/проекты судебных актов, а суд вправе использовать указанные проекты как в целом, так и в части».

В данном Постановлении нас более всего удивил способ отклонения доводов об отсутствии выводов по представленным доказательствам другой стороной: «Доводы апелляционной жалобы о том, что при принятии обжалуемого судебного акта суд не принял во внимание все доводы подателя жалобы, не принимаются апелляционной коллегией, поскольку суд, рассматривая дело, дает оценку всем доказательствам в соответствии со статьей 71 АПК РФ. Отсутствие в мотивировочной части судебного акта выводов, касающихся оценки каждого представленного в материалы дела доказательства, не свидетельствует о том, что оно не оценивалось судом».

По всей видимости, такие плоды мы будем еще долго пожинать, если будем оправдывать судебные акты, созданные путем копипаста.

Появились также случаи, когда проекты судебных актов стали представляться в период после оглашения резолютивной части судебного акта и изготовления судебного акта в полном объеме.

В частности, в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 28.12.2016 по делу № А40-99229/2011 была рассмотрена аналогичная ситуация: «Ходатайство заявителя кассационной жалобы, поступившее в Арбитражный суд Московского округа 22 декабря 2016 года, о приобщении к материалам дела проекта судебного акта Арбитражного суда Московского округа по данному обособленному спору удовлетворению не подлежит. Учитывая разъяснения, изложенные в пункте 9.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года № 100 «Об утверждении инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной, кассационной инстанций)», суд кассационной инстанции признал не соотносимым представленный ООО "Актив инвест" Д.У. ЗПИКФ "Кредитные ресурсы" проект постановления с доводами его кассационной жалобы, в связи с чем использование данного проекта не представляется возможным. Более того, ходатайство подано с нарушением положений пункта 9.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года № 100 «Об утверждении инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной, кассационной инстанций)», в соответствии с которыми проекты судебного акта могут быть подготовлены на любой стадии рассмотрения дела. Стадии рассмотрения обособленного спора в суде кассационной инстанции, в соответствии с главой 19 АПК РФ, были пройдены и завершены 21.12.2016, при этом, ООО "Актив инвест" Д.У. ЗПИКФ "Кредитные ресурсы" не было заявлено ходатайства о приобщении к материалам дела проекта судебного акта Арбитражного суда Московского округа по данному обособленному спору. Указанное ходатайство поступило в Арбитражный суд Московского округа 22.12.2016, после рассмотрения дела (кассационной жалобы) по существу».

Безусловно, суд в данной ситуации не должен был приобщать проект решения, но должен был ли он рассматривать ходатайство? На наш взгляд, ходатайство о приобщении к материалам дела проекта судебного акта и использовании проекта при изготовлении текста решения, поданное после рассмотрения дела, вообще не должно рассматриваться и оцениваться, а подлежит возврату. Только такое действие будет повышать доверие к суду и закону, то есть, тем самым будет достигаться выполнение задач судопроизводства в арбитражных судах[22].

Подача какого-либо ходатайства после окончания процесса рассмотрения дела АПК РФ не предусмотрена и представляет собой внепроцессуальное общение. Само по себе это является грубейшим нарушением принципа «правосудие не только должно совершаться, но и должно быть видно, что оно совершается» (см. Постановление Европейского Суда по делу «Де Куббер против Бельгии» (De Cubber v. Belgium) от 26 октября 1984 г., жалоба № 9186/80, § 26).

В силу положений пункта 1 статьи 10 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации", устанавливающих, что всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону; не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве…; под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве …обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства.

Подача любых ходатайств, после окончания рассмотрения дела, рассмотрение и удовлетворение ходатайства без заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле, АПК РФ не предусмотрено, поскольку это нарушало бы принцип состязательности (статья 9 АПК РФ, статья 123 Конституции РФ), права лиц, участвующих в деле, которые имеют право знакомиться с материалами дела, представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства (статья 41 АПК РФ), а также требования статья 159 АПК РФ, установивший порядок разрешения арбитражным судом заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле, и допускающий их разрешение только после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле.

Инструкция по делопроизводству в арбитражных судах также допускает предоставление проектов судебных актов на любой стадии рассмотрения дела, а не после рассмотрения дела. После окончания рассмотрения дела по существу ( ст. 166 АПК РФ) начинается изготовление судебного акта, которое защищено тайной совещательной комнаты (ст. 167 АПК РФ).

Принятие такого ходатайства и использование проекта судебного акта, после окончания судебного разбирательства будет грубым нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, которая включает в себя комплекс гарантий, призванных исключить влияние на содержание судебного решения. К таким гарантиям согласно ст. 167 АПК РФ относятся не только запрет разглашения судьей сведений о содержании обсуждения при принятии судебного акта, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, но и запрет на общение с лицами, входящими в состав суда.

Последний запрет на внепроцессуальные обращения распространяется, в том числе, и на этап изготовления решения в полном объеме, которое может быть отложено на срок, не превышающий пяти дней. При этом датой принятия решения считается датой изготовления решения в полном объеме, а не оглашения только резолютивной части решения (ст. 176 АПК РФ). Это обусловлено тем, что значение судебного решения не исчерпывается его резолютивной частью – выводами суда об удовлетворении или отказе в удовлетворении полностью или в части каждого из заявленных требований. Сама по себе резолютивная часть не может рассматриваться в значении судебного акта и не имеет самостоятельного значения для прав и обязанностей участников спора. Описательная, мотивировочная и резолютивная части судебного акта составляют неразрывное нормативное единство, а каждая из них в отдельности не порождает юридических последствий. Юридические последствия для лиц, участвующих в деле, влечет содержание мотивировочной части судебного решения, в которой отражаются итоги мыслительной деятельности судьи, сформировавшиеся на основании доказательственной деятельности других участников процесса. В отношении фактических и иных обстоятельств дела, установленных арбитражным судом в мотивировочной части судебного решения, процессуальным законодательством предусмотрена преюдиция: такие обстоятельства не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 69 АПК РФ). Кроме того, именно мотивировочная часть в дальнейшем становится предметом исследования и оценки деятельности суда первой инстанции в апелляции, кассации и надзоре.

Такое значение мотивировочной части судебного решения обуславливает заинтересованность сторон во включении наиболее благоприятных и выгодных для стороны положений, а значит, не исключена возможность давления со стороны заинтересованного лица на судью в период изготовления им мотивировочной части решения, в том числе путем внепроцессуальных обращений, содержащих письменные или устные доводы о необходимости включения той или иной информации в текст судебного акта.

В целях исключения внешнего воздействий на судью, обеспечения законности и беспристрастности правосудия запрет на внепроцессульные обращения, призванный устранить возможность оказания прямого или косвенного давления на судей, не имеет каких-либо временных рамок, и его действие не ограничивается отдельными стадиями процесса. Указанный запрет действует до окончания судопроизводства, а именно до момента изготовления решения в полном объеме.

Обязательность создания условий, обеспечивающих тайну совещания судей, призвана гарантировать соблюдение принципа независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 5 АПК РФ). Действие указанных принципов в течение всего процесса, а не на отдельных его этапах, предопределяет содержание правила о тайне совещания судей, которое не исчерпывается запретом доступа в помещение, в котором принимается решение, а включает в себя запрет на любое воздействие на суд. Как отмечают процессуалисты основанием для безусловной отмены в связи с нарушением тайны совещательной комнаты является нарушение режима полной изоляции судей от внешнего мира в период принятия решения[23].

Гарантии невмешательства в деятельность судьи действуют в том числе на этапе изготовления мотивированной части судебного решения, поскольку на ее содержание также не должны оказывать влияние не входящие в состав суда лица путем внепроцессуальных обращений, ходатайств и просьб.

Даже противники тайны совещательной комнаты считают, что «важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов… следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи»[24].

Принцип состязательности запрещает любое внепроцессуальное общение, которое не только запрещено, но и нарушает принцип «равенства оружия», который согласно правовым позициям ЕСПЧ, является элементом права на справедливый суд[25]. Принцип «равенства оружия»[26] («equality of arms»[27]) - составной элемент более емкого понятия справедливого судебного разбирательства - требует, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представить свое дело в таких условиях, которые не ставят ее в существенно менее благоприятное положение по сравнению с оппонентом[28].

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума № 21 от 27 июня 2013 г. «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» разъяснил, что правовые позиции ЕСПЧ, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов, а содержащиеся в постановлениях ЕСПЧ, которые приняты в отношении других государств – участников Конвенции, учитываются с целью эффективной защиты прав и свобод человека судами[29]. Требования надлежащей правовой процедуры в настоящее время могут быть вполне обоснованно названы общепризнанными принципами международного права в области справедливого правосудия[30].

Бангалорские принципы поведения судей требуют от судьи осуществлять свою судебную функцию независимо, исходя исключительно из оценки фактов, в соответствии с сознательным пониманием права, независимо от любого постороннего воздействия, побуждений, давлений, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, осуществляемого с любой стороны и преследующего любые цели[31].

В Комментарии к Бангалорским принципам поведения судей[32] подчеркивается, что принцип абсолютного запрета на общение ex parte (в отсутствие одной из сторон) по каким-либо конкретным делам должен строго соблюдаться. Кодекс судейской этики от 19 декабря 2012 г. (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г ). Также предусматривает обязанность судьи проинформировать лиц, участвующих в деле, о любых устных либо письменных обращениях непроцессуального характера, поступивших к нему в связи с рассмотрением конкретного дела (ст. 8).

Подача ходатайства – это способ общения с судом и которое не должно быть тайным, без возможности высказаться другой стороне. Полагаем, что соблюдение принципа состязательности, заключающееся в возврате ходатайства после окончания рассмотрения дела и не приобщения к материалам дела и не использования проекта судебного акта без того, чтобы дать другой стороне высказать свою точку зрения, является также средством самозащиты суда от злоупотребления правом и исключения «использования суда».

 

А как же в других странах?

Действительно процессуальные кодексы ряда стран допускают представление проектов судебных решений. Но полагаем важным отметить, что в отличии от России в этих странах существует запрет на ложь суду[33]. Ложь суду карается в уголовном порядке. В правила профессиональной ответственности заложена идея, что юрист, помимо того, что он обязан всеми силами помогать клиенту, является еще и «должностным лицом суда» (officer of the court), который обязан заботиться о надлежащем отправлении правосудия. Согласно этим правилам, юристы вообще никогда не должны лгать, запрет включает не только прямую ложь, но и любую попытку ввести суд в заблуждение[34]. Кроме того, принцип состязательности, защищает суд от возможности принятия судебного акта, основанного на принятии проекта судебного решения, содержащего недостоверные данные.

Так в Англии в соответствии с правилом 40.3 [1] свода процессуальных правил, Civil Procedure Rules. судебный акт по общему правилу пишется судом, однако, суд вправе поручить (или предложить) написание проекта судебного акта одной из сторон. Проект должен быть представлен суду в течение 7 дней, копия его отправлена противной стороне. Если сторона с этим не справляется, аналогичное право появляется у её оппонента. У суда также есть право потребовать от сторон представления совместного заявления, содержащего определенный набор согласованных условий[35]. В Practice Direction 40B [2] разъясняется процесс обмена копиями проекта судебного акта между сторонами и судом прежде, чем на окончательной версии будет поставлена печать[36].

Таким образом, в Англии суд может доверить подготовку юристу, практикующему в суде, как должностному лицу суда, ожидая, что тот не будет пытаться ввести в заблуждение суд, и такой проект обязательно направляется другой стороне.

Полагаем, что только при таких жестких гарантиях, как уголовное преследование и запрет на профессию для представителей в суде и безусловном соблюдении принципа состязательности, российский законодатель может закрепить возможность предоставления проектов судебных решений лицами, участвующими в деле. В настоящий же момент, мы наблюдаем, что положение Инструкции о делопроизводстве стало использоваться не во благо, а во вред правосудию.

Султанов Айдар Рустэмович начальник юридического управления ПАО «Нижнекамскнефтехим»

Sultanov Aydar Rustеmovich head of the legal Department of PJSC Nizhnekamskneftekhim

Опубликовано в Вестник гражданского процесса 2021. №1. С 60-77

© Султанов Айдар Рустэмович

 


[1] Слова Ю. Энтина.

[2] По всей видимости, этот термин был образован от слова флешка – наименования электронного носителя, внешнего запоминающего устройства для хранения информации электронно-вычислительной техники. Однако, может быть и другое происхождение, по крайней мере flash переводится с английского, как вспышка, молния. То есть, возможно этот термин порожден ускорением вынесения судебного акта представлением проекта судебного акта

Кроме того, такой термин существует в покере. Флеш в покере – это пятикарточная рука, состоящая из карт одной масти, не образующих порядок по номиналу, одна из самых красивых комбинаций в игре покер. Это пятикарточная рука, единственная из всех, для которой не важен ранг карт – только масть. Во многих раздачах она оказывается победной и позволяет своему обладателю забрать банк. Вполне возможно, что этот значение также могло повлиять на появление термина «флеш-правосудие», как обеспечивающему полную победу тому, чей проект использовал суд.

[3]Допустимо ли переносить часть обвинительного заключения в приговор? https://pravo.ru/voting/204/

[4]Федеральный судья в отставке Сергей Пашин// Новые известия. 20 апреля 2016. https://newizv.ru/news/society/20-04-2016/238331-federalnyj-sudja-v-otstavke-sergej-pashin,

[5]Васяев А.А. Может ли считаться суд независимым, если текст приговора повторяет текст обвинительного заключения (акта)? // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения: материалы междунар. науч.-практ. интернет-конференции. Иркутск, 16 - 30 апреля 2012 г. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2012. С. 7 - 9.

[6]Копипаст - (с английского Copy-paste - скопировать-вставить) — это метод создания текста путем копирования и вставки цитат из нескольких источников. Иногда даже без дальнейшего редактирования конечного результата.

[7] Куликов В. Списывать нельзя. Судам запретили копировать обвинения следствия в приговорах//Российская газета - Федеральный выпуск № 188(8242) 24.08.2020. https://rg.ru/2020/08/24/sudam-zapretili-kopirovat-obvineniia-sledstviia-v-prigovorah.html?fbclid=IwAR26IxtCreTZ1b7hYvHOB8_71WjyjG5ZjWwNIbDjfVVY3Q3F5ptzEjqlZxQ

[8] ВККС рассказала о наказании за грубость и копирование обвинительного заключения https://pravo.ru/story/223189/ ; Судья, скопировавший обвинительное заключение, покинул суд. https://zasudili.ru/news/sudya-skopiroval-obvinitelnoe-zaklyuchenie/ ; Иванов М. ВС оставил судью без мантии за фривольный приговор https://legal.report/vs-ostavil-sudyu-bez-mantii-za-frivolnyj-prigovor/

[9] https://www.business-gazeta.ru/news/474245

[10] Коммуникация ЕСПЧ по делу «Султанов и другие против РФ».

[11] Куликов В. Суд онлайн. Арбитраж начал прием электронных исков//Российская газета - Федеральный выпуск № 11(5387) 21.01.2011.

[12] Султанов А.Р. Безусловное безобразие, или является ли полное копирование текста возражений допустимым в качестве судебного решения?//Вестник гражданского процесса. 2017. №5. С. 264-282.

[13] Султанов А.Р. Копипаст как отказ в правосудии// Евразийская адвокатура №5. 2017. С. 40-44.

[14][14] Заместитель Председателя ВАС РФ, кандидат юридических наук.

[15] Плешанова О. Электронное правосудие и фото на память //

Пленум ВАС принимает документы на «переходный период» http://www.arbitr.ru/arxiv/press-centr/smi/100915.html

[16] 1) имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2) содержит ли это деяние состав преступления и каким именно уголовным законом оно предусмотрено;

3) совершил ли это деяние подсудимый;

4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;

[17] Султанов А.Р. Спорные вопросы применения сроков давности привлечения к ответственности за налоговые правонарушения//Юридические науки и образование. Журнал. № 46. Баку, 2016. С.221-275

DOI: 10.25108/2304-1730-1749.iolr.2016.46.221-275

[18] Напомним, 15 октября 2009 управление ВАС РФ по связям с общественностью разослало журналистам список дел, рассмотрение которых в президиуме ВАС РФ назначено на 20 октября 2009. В ходе изучения этих дел выяснилось, что на официальном сайте ВАС РФ в карточке дела номер 9084/09 в графе "Определение о передаче дела в президиум ВАС РФ для пересмотра судебного акта в порядке надзора" прикреплен файл, содержащий постановление президиума ВАС РФ от 20 октября. Документ составлен в стандартной форме: персонально указан состав членов президиума под председательством главы ВАС РФ Антона Иванова, сказано, что президиум заслушал и обсудил доклад судьи-докладчика, "а также представителей участвующего в деле лица"... Это побудило заявить отвод всему составу суда и судье докладчику, в удовлетворении которых было отказано, но был удовлетворен самоотвод судьи докладчика. https://pravo.ru/news/view/18935/

[19]Плешанова О. Проект прошел // ВАС разрешил сторонам писать тексты решений https://zakon.ru/discussion/2013/12/25/proekt_proshel__vas_razreshil_storonam_pisat_teksty_reshenij

[20]Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. С. 2014. С. 477.

[21]Бенедская О.А. Преюдиция в арбитражных и третейских судах: теоретические и прикладные проблемы в свете запрета злоупотребления процессуальными правами // Вестник гражданского процесса. 2019. № 4. С. 216 - 235.

[22]Султанов А.Р. Манипуляции с подсудностью//Закон. - 2008. - № 9. - С. 103-119.

[23] Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М. 2007. С.240; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ/ под ред. М. С. Шакарян. М.2007. С. 335; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ/ под ред. Г.А. Жилина. М.2003. С. З90; Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ/ под ред. В.М. Жуйкова, В. К. Пучинского, М.К. Треушникова. М. 2003. С. 460.

[24] Иванов А.А. За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты// Гарант ру. (URL: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/ivanov_anton/613040/ дата доступа 23.09.2020).

[25]Султанов А.Р. Кому можно заявить встречный иск или толкование ограничивающие средства защиты// Вестник гражданского процесса №6.2017. С.225-246

[26]Рожкова М.А., Глазкова М.Е. Аспекты права на суд: новейшие тенденции//Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека (Russian yearbook of the European convention on human rights) / Д.В. Афанасьев, М. Визентин, М.Е. Глазкова и др. М., 2015. Вып. 1: Европейскаяконвенция: новые"старые" права.

[27]Silver J.S. Equality of arms and the adversarial process: a new constitutional right // Wisconsin Law Review. 1990.

[28] Постановления ЕСПЧ от 10 мая 2007 г. по делу "Ковалев против России" (Kovalev v. Russia, N 78145/01), от 16 ноября 2006 г. по делу "Климентьев против России" (Klimentyev v. Russia, N 46503/99) и др.

[29] Султанов А.Р. К 15-й годовщине действия Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и протоколов к ней// Юридические науки и образование. Журнал. № 39. Баку, 2013 С.117-130.

[30] Султанов А.Р. Должная правовая процедура и правовые стандарты Европейского Суда по правам человека//Евразийская адвокатура. 2013. № 1 (2). С. 62-65.

[31] Предложены Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН от 27 июля 2006 г. N 2006/23 "Укрепление основных принципов поведения судей". Бангалорские принципы поведения судей представляют собой дальнейшее развитие Основных принципов независимости судебных органов, одобренных Генеральной Ассамблеей в ее резолюциях 40/32 и 40/146, и дополняют эти принципы.

[32] Подготовлено Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности.

[33] Султанов А.Р. Последствия лжи в процессе и материальном праве//Вестник гражданского процесса. 2019. Т. 9. № 5. С. 230-262.

[34] Будылин С. Ложь в суде: Англия и Америка. Тезисы к круглому столу «М-Логос» (декабрь 2016 г.) URL: https://m-logos.ru/img/Tezis_Budilin_M-Logos_20122016.pdf ( дата доступа 25.09.2020).

[35] URL: https://www.justice.gov.uk/courts/procedure-rules/civil/rules/part40#40.3( дата доступа 25.09.2020).

 

[36] URL: https://www.justice.gov.uk/courts/procedure-rules/civil/rules/part40/pd_part40b ( дата доступа 25.09.2020).

 


Прочитавших: 422 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты Политика конфиденциальности