Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


 


«Субсидиарная ответственность: закон и практика». Материал Алины Маниной для Russian Business Guide

В свете существенных изменений в законодательстве о банкротстве и благодаря пристальному вниманию СМИ к этому вопросу многие думают, что субсидиарная ответственность – это та ответственность, которую несут владельцы бизнеса по долгам их компании в случае банкротства.

07.07.2020Alliance Legal CG, www.al-cg.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Например, ответственность поручителя или участников полного товарищества по обязательствам компании. Сегодня субсидиарная ответственность при банкротстве компании стала единственным работающим инструментом, с помощью которого кредиторы могут удовлетворить свои требования в большем размере, чем могли бы взять с самой компании при банкротстве. Об этом говорит статистка, размещенная на федеральном ресурсе.

Некоторые используют субсидиарную ответственность как инструмент запугивания владельцев бизнеса, что несет в себе и положительные последствия, и отрицательные. Отрицательные заключаются в том, что вести бизнес сейчас просто страшно: могут забрать все имущество «законным» способом, который часто, по сути, является рейдерским захватом, только с помощью процедуры банкротства. Положительные последствия заключаются в том, что участники российского рынка все реже прибегают к незаконным схемам ведения бизнеса, поскольку через субсидиарную ответственность можно добраться до любого, даже самого «спрятанного» реального владельца компании, при наличии хороших юристов, конечно. О некоторых аспектах применения субсидиарной ответственности в современной России мы расспросили Алину Манину, руководителя практики сопровождения банкротств Alliance legal CG.


– Алина, правда ли, что к субсидиарной ответственности все чаще привлекают не только предпринимателей, но и наемных менеджеров, и даже родственников бизнесменов?


– Действительно, судебная практика сегодня дошла до того, что к субсидиарной ответственности привлекают не только тех, кто официально записан в качестве директоров и участников компании в реестре юридических лиц, но и наемных менеджеров, юристов, бухгалтеров и даже родственников бизнесменов. Для этого нужно доказать, что в результате действий таких лиц компания пришла к банкротству и (или) что они являлись выгодоприобретателями имущества, которое должно было достаться кредиторам (денежные средства, недвижимое имущество, акции и прочие активы). Например, если супруги и дети участвовали в незаконных схемах, а именно – им были подарены активы компании, суды, при внимательном рассмотрении дела, могут привлечь к субсидиарной ответственности или признать сделки мнимыми и забрать все подаренное в конкурсную массу должника. Так, например, случилось при рассмотрении дела о банкротстве ООО «Альянс» № А40-131425/2016. Бухгалтера и юристы тоже находятся «под ударом», поэтому им необходимо продумывать каждое свое действие и согласовывать письменно с владельцами бизнеса принятые решения.

– Почему наметилась тенденция к более широкому применению субсидиарной ответственности?

– Как ни странно это звучит, в большей части развитие и ужесточение института субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц произошло, в первую очередь, стараниями нашего российского бизнеса. Судебная практика, а за ней и законодательство было вынуждено реагировать на «ухищрения» и незаконные схемы по использованию банкротства в личных интересах. Судебная практика, в силу отсутствия правового регулирования, вынуждена была создавать прецеденты, бизнес немедленно реагировал созданием новых недобросовестных инструментов «обхода» таких прецедентов, что, в свою очередь, заставляло действовать законодателя и суды на опережение.

Это все похоже на своеобразную «гонку» между бизнесом и государством в лице законодателя и правоприменительной практики, где бизнес пытаются заставить работать добросовестно с помощью «кнута». На сегодняшний день в результате такой «гонки» мы имеем главу III.2 «Закона о банкротстве» и достаточно жесткую судебную практику по отношению к контролирующим должника лицам. В самом первом пункте Пленума ВС РФ № 53 от 21.12.2017 года указано, что привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является «исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов». Несмотря на достаточно четкое разъяснение вышестоящей инстанции, суды при рассмотрении обособленных споров забывают о том, что привлечение к субсидиарной ответственности является «исключительным» механизмом, то есть крайней мерой, применяемой к контролирующим должника лицам, совершающим действия с явным злоупотреблением правом (например, мошенничество). Суды зачастую, руководствуясь формальным подходом, привлекают к субсидиарной ответственности всех подряд, не разбираясь в сложившейся катастрофе в жизни отдельно взятого предприятия.

– И как, на ваш взгляд, можно исправить сложившуюся сегодня ситуацию?

Если суды не слушают ВС РФ, то может быть, им будет понятнее, если внести отдельную поправку в Закон о банкротстве об исключительности такой меры.

Автор: Манина Алина, Советник, заместитель управляющего партнера, руководитель практики сопровождения банкротств.
Источник: RBG
 

 


Прочитавших: 373 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События









Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты Политика конфиденциальности