Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Новости


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Дэвид Айлен, глава московского офиса Gowling WLG, дал интервью Lawfirm.ru

В начале 2019 года Gowling WLG была удостоена звания "Фирма года в России в сфере интеллектуальной собственности" на первой церемонии вручения наград GLobal IP Awards 2019

04.03.2019Gowling WLG International Inc., www.gowlingwlg.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

LF:

В ноябре 2018 года было объявлено о предварительном рейтинге WTR1000 2019, где вашей фирме и вашим специалистам отводились почетные лидирующие позиции.

Сейчас опубликован окончательный рейтинг - все ожидания оправдались и даже превзошли их. Более того, в конце января 2019 года состоялась первая церемония награждения Global IP Awards 2019, где ваша фирма получила звание «Фирмы года в России в сфере интеллектуальной собственности» - примите наши поздравления!

Эту награду учредили два авторитетных издания: International Asset Management (IAM) и World Trademark Review. Ваша фирма в течение многих лет занимает в этих и других рейтингах лидирующие позиции и теперь еще вот такой успех в текущем году. Как вы пришли к этому, как складывалась работа на протяжении последнего года? Каковы слагаемые успеха?

Дэвид Айлен:

Гоулинг ВЛГ — это международная фирма, и интеллектуальная собственность — это часть ее ДНК. В Канаде мы работаем в сфере интеллектуальной собственности более 100 лет, а в Москве мы специализируемся на интеллектуальной собственности уже более 25 лет. С каждым годом мы совершенствуемся в этой области, в том, что мы делаем, и мы упорно работаем над этим.

Простой ответ на вопрос, как мы достигли такого положения, которое мы имеем на сегодняшний день, таков: мы искали лучших и самых квалифицированных специалистов, каких могли найти; мы прислушиваемся к клиентам и предоставляем необходимые им услуги; и, самое главное, наш офис работает как команда, а не как отдельные люди – мы придаем особое значение совместной работе в нашем московском офисе и во всех наших многочисленных офисах, и это имеет решающее значение.

 

LF:

Расскажите нам, пожалуйста, подробнее о Gowling WLG в России.

Дэвид Айлен:

Это крупнейшая в России международная юридическая практика, которая специализируется исключительно на интеллектуальной собственности. В нашем московском офисе работают одни из наиболее квалифицированных российских юристов, специализирующихся на интеллектуальном праве, эксперты по судебным разбирательствам, а также патентные поверенные и поверенные по товарным знакам. Наш опыт работы на территории России / СНГ составляет более 25 лет.

Мы обращаем внимание в основном на два фактора, когда речь идет о целевых клиентах: мы помогаем иностранным компаниям решать вопросы, связанные с их интеллектуальной собственностью в России, и мы оказываем содействие российским компаниям в деле защиты их интеллектуальной собственности на международном уровне.

Мы очень тесно сотрудничаем с нашими специалистами в области интеллектуальной собственности в тех регионах, где у нас есть офисы. ·Клиенты это ценят, и именно по этой причине мы стали доверенными консультантами для многих ведущих мировых инновационных компаний и владельцев брендов.

 

LF:

Можно ли утверждать, что победы последних лет, помимо мастерства признанных специалистов, это еще и победа глобальной стратегии, проявившейся в слиянии в 2016 году фирм Gowlings и Wragge Lawrence Graham. При этом стоит вспомнить, что интенсивный процесс укрупнения Gowlings шел и задолго до этого.

Зато теперь ваша фирма считается признанным международным игроком с охватом в 17 международных офисов в ключевых центрах бизнеса, который может браться за действительно крупные проекты. Это важно, когда нужно обеспечить клиентам единый подход в разнообразных, зачастую конкурирующих рынках. У юристов не принято много говорить о своих клиентах, но ваша работа по проекту Росатома в 25 юрисдикциях впечатляет. Вряд ли такое было бы возможно без глобального охвата в рамках одной фирмы.

Дэвид Айлен:

Наше объединение с Wragge Lawrence Graham помогло нам стать действительно международной фирмой в области интеллектуальной собственности. Это важно для клиентов, и хорошо для нас – чем больше мы работаем с другими офисами, тем больше мы учимся мыслить глобально, как здесь, в России, так и в других странах. Наш московский офис вносит большой вклад в объединение фирмы, поскольку мы обладаем многолетним опытом работы в условиях развивающейся экономики.

Говоря о нашей работе для ГК «Росатом», надо сказать, что мы выполняем для них работу как в сфере интеллектуальной собственности, так и в области инфраструктуры, и во многом этот успех связан с тем, что мы развивались и выросли в такую высокопрофессиональную юридическую практику. Росатом - прекрасный пример инновационной компании в России, которая должна защищать свою интеллектуальную собственность на международной арене, и это именно та задача, которую мы выполняем.

 

LF:

Что выделяет вашу компанию на фоне других фирм, занимающихся вопросами интеллектуальной собственности в России?

Дэвид Айлен:

Как я и говорил ранее, практика IP (интеллектуальная собственность) – это часть ДНК нашей фирмы. В далеком 1887 году, когда была создана фирма-предшественник Gowlings в Оттаве, она уже тогда практиковала в этой сфере. И сейчас, когда кто-то вспоминает о Gowlings в любой точке мира, то вспоминают именно нашу практику по интеллектуальной собственности.

В России мы занимаемся сопровождением по всем вопросам интеллектуального права – от защиты патентов, товарных знаков и брендов до судебных разбирательств по защите интеллектуальных прав, управления стратегическим портфелем и консультирования в отношении выхода на рынок. Никакая другая международная практика в области интеллектуальной собственности в России не делает этого в том масштабе, в котором это делаем мы..

Все международные фирмы, которые занимаются интеллектуальной собственностью, выполняют некоторые из этих задач, но мы единственные, кто занимается всеми этими вопросами в широком масштабе.

Отраслевое ноу-хау наших специалистов – еще одна немаловажная отличительная черта нашей практики. Знание отраслевой специфики позволяет нам лучше понять деятельность наших клиентов, работающих в высокотехнологичных и наукоемких областях.

Есть еще кое-что: каждый день мы концентрируем свое внимание на обслуживании клиентов. Мы учим наших сотрудников правильному подходу к оказанию услуг, и мы поощряем наших специалистов, которые демонстрируют, что в центре их внимания обслуживание клиентов на уровне международных стандартов.

 

LF:

В отличие от движения к глобальности вашей фирмы, нашей стране пришлось в последние годы ощутимо регионализироваться. Это произошло во-многом из-за санкций как частного случая в отношении России, но не стоит сбрасывать со счетов и общемировой тренд деглобализации. Есть данные, что из-за этого рынок IP-услуг в последние годы как минимум не вырос, а вот конкуренция на местном рынке возросла ощутимо. Как вашей фирме удается конкурировать с местными игроками, учитывая известный тренд, когда большое количество специалистов, работавших в 90-е в офисах международных фирм вышли на рынок со своими стартапами и выгодными для клиентов предложениями? При этом их деятельность не скована международными санкциями. Как санкции повлияли на вашу работу в России?

Дэвид Айлен:

Мы были обеспокоены тем, что какие-то санкции могут затронуть и нас. Мы внимательно наблюдали. Другие фирмы пострадали, но нас это не затронуло. У нас нет офисов в США, и это было осознанное решение с нашей стороны.

Еще одна причина заключается в том, что все наши специалисты – это российские, а не иностранные юристы и поверенные. Так что мы действительно российская фирма здесь, в России, но с международной платформой для работы.

С моей точки зрения, регионализация в России пошла стране на пользу. Это помогло укрепить уверенность местной промышленности: сформировать понимание “мы можем сделать это сами”. Этот успех также помог нам в нашей практике, поскольку мы находимся здесь, в России, чтобы помогать этим растущим отраслям мыслить глобально.

Моя работа в основном заключается в укреплении международных связей для компаний с международным менталитетом.

 

LF:

С какими основными вызовами в области защиты интеллектуальной собственности сталкиваются правообладатели в России сегодня?

Дэвид Айлен:

Основа защиты интеллектуальной собственности в России прочна и надежна, потому что она функционирует на протяжении многих лет и полностью гармонизирована с остальным миром.

Чего действительно все еще не хватает, так это опыта. Судьи, патентное ведомство, специалисты и компании в России стали задумываться о вопросах интеллектуальной собственности всего лишь на протяжении последних 30 лет. Напротив, в таких странах, как Германия, США и Англия, охрана интеллектуальной собственности является частью общественного устройства этих стран на протяжении сотен лет. Россия в этом плане очень молодая страна, и на это требуется время.

 

LF:

Вы практикующий юрист из Канады в сфере интеллектуальной собственности, который уже много лет работает в России. Какие самые большие различия между практикой в сфере интеллектуальной собственности в России и Канаде?

Дэвид Айлен:

Правовые принципы точно такие же. Поэтому переезд в Россию не был проблемой, в том, что касалось изучения законодательства в сфере интеллектуальной собственности в России. Тем не менее, существует много отличий.

В Канаде мышление более аналитическое, но я думаю, что это приходит со временем. Канаде и ее законодательству в сфере интеллектуальной собственности уже более 150 лет. Судебная практика очень отличается, поскольку почти везде в Канаде применятся система общего права, за исключением Квебека, который использует систему гражданского права.

Дела о нарушениях прав в Канаде в значительной степени ориентированы на заслушивание очных показаний свидетелей и их перекрестный допрос в присутствии судьи. В России такое случается редко, и акцент почти полностью делается на документы, которые подаются в суд.

Это влияет на многие аспекты, потому что это означает, что для своей защиты компания должна больше заниматься созданием и хранением документов, чем в Канаде и в других странах. Это может замедлить эффективную работу бизнеса и сделать его более дорогим.

 

LF:

Московское представительство вашей фирмы стремительно движется к своему 30-летнему юбилею, который будет отмечаться в 2021 году. (Офис Gowlings был открыт в 1991 году). Это целая эпоха, какие этапы вы могли бы выделить на этом пути? Каковы ваши планы на эти оставшиеся до юбилея годы и каковы ваша дальнейшая стратегия в России и СНГ?

Дэвид Айлен:

Можно выделить по крайней мере три различных этапа.

Сначала было создание офиса. В те времена было сложно даже найти офис для аренды. Нам посчастливилось, что на этом этапе к нам присоединились выдающиеся учредители: Владимир Николаевич Дементьев, который сейчас на пенсии, является патентным поверенным № 1 в регистрационном списке, а также его коллега Вячеслав Александрович Клюкин – патентный поверенный с регистрационным № 5. Тамара Ивановна Истомина, еще один известный патентный поверенный, также была участником этой практики. Они проработали с нами более 20 лет.

Второй этап — это период роста и перехода от партнеров-учредителей к более молодым специалистам, которые узнавали все о практике от ее учредителей.

Сейчас мы находимся на третьем этапе. Сегодня с нами новое поколение. В 1990 году они были очень молоды, а некоторые еще даже не родились, когда в России все начало меняться. Именно они поведут нас в будущее.

Наш план на будущее - продолжать свой рост в России. Мы хотим расширить спектр наших компетенций в области интеллектуальной собственности. Мы хотели бы, чтобы наш офис и дальше был отличным местом для работы, чтобы наши специалисты росли и становились будущими лидерами российского общества.

 

LF:

Какой совет вы дали бы молодым юристам, которые хотят начать свою карьеру в сфере интеллектуальной собственности?

Дэвид Айлен:

Это отличная сфера деятельности. Я призываю всех рассмотреть возможность работы в этой области. Как и все другие области знаний, интеллектуальная собственность развивается и становится гораздо более сложной, чем раньше. Это означает, что человек должен найти ту область специализации, которая ему больше нравится, а затем стать экспертом в этой области. То же самое в медицине, медико-биологических науках и информационных технологиях, и это далеко не полный перечень.

Если можете, обратите внимание на интеллектуальную собственность на ранних стадиях своего развития и принимайте решения относительно того пути, по которому пойдет ваша карьера, который приведет вас туда, где вам нужно быть. Например, если вы хотите специализироваться в области фармацевтического законодательства или медицинской техники, получайте научное или инженерно-техническое образование в этой области. Затем получайте юридическое образование и старайтесь работать летом в качестве стажера в фирмах, занимающихся интеллектуальной собственностью.

Также полезно уметь говорить и писать на английском языке, поскольку это язык международного общения.

 

LF:

Какие тенденции вы заметили в последнее время среди ваших клиентов?

Дэвид Айлен:

Клиенты все более и более ориентированы на результат и осознают важность экономии средств. Они хотят немедленного решения всех вопросов. В области интеллектуальной собственности все задумываются о возможностях искусственного интеллекта и о том, как его можно эффективно использовать на практике. Ответа пока нет ни у кого.

 

26 февраля 2019, Москва

 

 

Гладков Андрей (lawfirm.ru) и Дэвид Айлен (Gowling WLG) 
Фото Lawfirm.ru

 

 

 

 

 


Прочитавших: 829 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События





Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты