Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Правовая неопределенность

Постановлением Президиума № 2966/12 от 09.10.12 (далее «Постановление») Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее «ВАС») в очередной раз, проявил законотворческие функции. В этот раз ВАС вынес мотивированное мнение по вопросу допустимости заключения третейского соглашения конклюдентными действиями (см. абз. 3 стр. 8 Постановления).

22.03.2013Lidings, www.lidings.com
Реклама:

"Аксином": Переводческие услуги для юридического сообщества» »»

Под конклюдентными действиями понимается такое поведение лиц, которое явно направлено на установление, изменение или прекращение правоотношений. Например, в  Гражданском кодексе  РФ (далее «ГК») установлена возможность совершения конклюдентных сделок. В п.2 ст.  158 ГК указано, что «сделка, которая может быть совершена устно, считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку».

При этом в п. 1 ст. 7 Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее ФЗ «О третейских судах»)  установлено:

«Третейское соглашение заключается в письменной форме, если иная форма третейского соглашения не предусмотрена настоящим Федеральным законом или иным федеральным законом. Третейское соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора».

Оговоримся, что ни в одном действующем законе на территории РФ не предусмотрена возможность, а тем более необходимость заключения третейского соглашения в иной форме.

Принципиальным же содержательным моментом указанного выше положения ФЗ «О третейских судах» является обеспечение фиксации третейского соглашения, то есть возможность проследить волеизъявление сторон на рассмотрение споров между ними третейским судом, произведенное в письменной форме. Выраженная в п.1 ст.7 ФЗ «О третейских судах» императивность имеет, между тем, широкую диспозитивность формального воплощения – в договоре, подписанном сторонами; путем обмена письмами; сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения; ссылкой на иной документ, содержащий соглашение о передаче спора на рассмотрение третейскому суду.

Представляется правильным сопоставить положения п.1 ст.7 «ФЗ «О третейских судах» и п. 2 ст. 158 ГК РФ, так как третейская оговорка является договорным условием и к её регулированию, безусловно, применяются общие положения ГК о сделках, обязательствах и договорах. Анализ указанных норм позволяет однозначно сделать вывод о том, что п.2. ст. 158 ГК РФ не применяется к соглашению о третейской оговорке по причине того, что последняя должна быть совершена в письменной форме.

ВАС не анализировал в Постановлении обозначенной взаимосвязи, но указал, что позиция суда кассационной инстанции, который не воспринял ранее доктрины «конклюдентных третейских соглашений» основана «на изолированном применении  пункта 1 статьи 7 этого Закона без учета положений пункта 2 статьи 17 Закона (прим. Авт. – речь идет о ФЗ «О Третейских судах»)».

Согласно п.2 ст. 17 ФЗ «О третейских судах «сторона вправе заявить об отсутствии у третейского суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор до представления ею первого заявления по существу спора».

Из предложенного сопоставления норм в Постановлении делается вывод о том, что отсутствие возражений о компетенции третейского суда, сделанного до первого заявления стороны в разбирательстве, не позволяет  сделать соответствующее заявление позднее. Этот аргумент завершает описание фактических оснований дела, из которых следует, что сторона, оспаривающая компетентность не должна была принимать активного участия в процедуре разрешения спора в третейском суде, если она не признавала его компетенции.

При буквальном и изолированном толковании такой вывод акцептуется без сомнений.

Однако в п. 3 ст. 17, следующим сразу же за рассмотренным ВАС п.2 ст.17 ФЗ «О третейских судах», установлено:

«Сторона вправе заявить о превышении третейским судом его компетенции, если в ходе третейского разбирательства предметом третейского разбирательства станет вопрос, рассмотрение которого не предусмотрено третейским соглашением либо который не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным закономили правилами третейского разбирательства».

Из системного анализа п.2 и п.3 ст. 17 ФЗ «О третейских судах» следует, что если предметом разбирательства станет ранее не выявленный факт, свидетельствующий о превышении третейским судом его компетенции, то у сторон спора вопреки положению п.2 той же статьи возникает право заявить о превышении полномочий суда.

Как следует из Постановления, стороной было заявлено в рамках третейского разбирательства о том, что дело рассматривается с превышением полномочий сразу же после того, как стороне стало об этом известно. Указанный факт, свидетельствующий о превышении полномочий, следовал из позиции, изложенной Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 23.06.2009 № 1434/09.

Таким образом, ВАС создал новую норму, которая противоречит как ФЗ «О третейском суде», так и ГК РФ. Притом ВАС указывает на то, что предложенное им толкование законодательства, которое представляет собой в действительности нормотворчество, обосновано недопустимостью злоупотребления правом лицом, сославшимся на процессуальные нарушения, выявленные вследствие ранее вынесенного постановления ВАС.

Подводя итоги, можно предположить, что выводы, сделанные в Постановлении, нарушают положение общепризнанного принципа правовой определенности. В подобных условиях представляются весьма декларативными заявленные направления развития российского общества и, в первую очередь, увеличение привлекательности рынка для иностранных инвестиций, ведь без помощи профессиональной команды юристов, которая не только готова к оперативной реакции на изменение правовой действительности, но и способной к продуктивной про-активности, вести дела в РФ проблематично.

 


Прочитавших: 3652 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты