Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Невозвращение валютной выручки и ответственность экспортеров за нарушение требования таможенного режима экспорта товаров, Часть 2



04.07.2002Внешнеторговая фирма
Реклама:

"Аксином": Переводческие услуги для юридического сообщества» »»

Часть 2

·

Состав правонарушения, предусмотренного ст. 273 ТК, образуют незачисление валютной выручки на счет в уполномоченном банке, равно как и непринятие мер для ее получения. Принятие экспортером необходимых мер к зачислению валютной выручки свидетельствует в пользу его невиновности в НТП и позволяет суду сделать вывод об отсутствии состава таможенного правонарушения

Из пункта 2 приказа ГТК N467 следует, что привлечение экспортеров к ответственности за неполучение или незачисление экспортной валютной выручки на свои счета в уполномоченных банках по статье 273 ТК возможно в том случае, если они не приняли меры к получению и зачислению валютной выручки [130]. При анализе мер, принимаемых экспортером по возврату валютной выручки, суды использовали письмо ГТК от 24.11.95. [9], в котором указывается, какие действия должен принимать экспортер после неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств. К этим действиям относятся: ведение претензионной работы; предъявление иска в судебные органы с требованием о взыскании с контрагента неуплаченной суммы; обращение в ЦБР за получением лицензии о продлении срока поступления экспортной валютной выручки; обращение в уполномоченные органы за получением заключения об обоснованности ее незачисления [35; 67; 200].

Установив, что до выявления факта незачисления валютной выручки таможенным органом, экспортером были предприняты все необходимые и возможные меры для ее получения от нерезидента, а именно: с покупателями велась переписка по поводу оплаты, заявлены претензии, поданы исковые заявления в арбитражный суд и тому подобное, суды делали выводы, что незачисление выручки следует признать обоснованным, что исключает применение ответственности, предусмотренной статьей 273 ТК. Рассматриваемое правонарушение может быть совершено путем бездействия - экспортер не принял мер, обеспечивающих зачисление валютной выручки. Если же он принял необходимые и достаточные меры для обеспечения зачисления экспортной валютной выручки, применение ответственности по статье 273 ТК нельзя считать обоснованной. Когда на день вынесения таможней постановления о привлечении к ответственности экспортера валютная выручка на счет в уполномоченном банке поступила с опозданием, но в полном объеме, по мнению судов, в этом случае оснований для привлечения экспортера к ответственности не имеется. Свои решения суды обосновали тем, что состав правонарушения образует незачисление валютной выручки на счет в уполномоченном банке, равно как и непринятие мер для ее получения, а такой состав в рассматриваемых делах отсутствует. Доказательство одного лишь факта непоступления валюты недостаточно для привлечения к ответственности по статье 273 ТК [26; 38; 66; 71; 86; 87; 94; 107; 120; 121; 137; 148; 154; 198].

При рассмотрении кассационной жалобы экспортера, привлеченного к ответственности за зачисление валютной выручки с нарушением установленного срока, Федеральный арбитражный суд отметил, что довод апелляционной инстанции об отсутствии доказательств ведения переговоров экспортера с нерезидентом несостоятелен, ибо зачисление валютной выручки в полном объеме (хотя и с нарушением срока) свидетельствует об обратном – экспортер принимал меры к получению и зачислению валютной выручки, что позволяет сделать вывод об отсутствии оснований для ответственности, предусмотренной статьей 273 ТК [127].

К действиям экспортера по зачислению выручки суды приравнивали принятие мер к получению разрешения ЦБР об изменении порядка проведения валютной операции по контракту с оформлением нового паспорта сделки и с изменением срока внесения последнего платежа. С учетом того, что в рассматриваемых делах валютная выручка в полном объеме была зачислена на счета экспортера до окончания срока внесения последнего платежа, указанного в новом паспорте сделки, оснований для его привлечения к ответственности по ст. 273 ТК у таможни не имелось [147; 151; 155].

В связи с неисполнением иностранными партнерами условий контрактов об оплате товаров, экспортеры обращались с соответствующим исками в суды. Эти действия, предпринятые к получению задолженности, причем еще до составления таможней протокола о НТП, оценивались арбитражными судами как обстоятельство, подтверждающее отсутствие оснований для привлечения к ответственности по статье 273 ТК [40.1; 56]. Как достаточные доказательства принятия экспортером всех необходимых мер для получения валютной выручки свидетельствующих о его добросовестном поведении и являющихся основанием для освобождения от ответственности ввиду отсутствия состава правонарушения расценил суд подачу искового заявления в Международный коммерческий суд при ТПП РФ к нерезиденту-покупателю о взыскании суммы долга и неустойки и дальнейшие шаги по возбуждению исполнительного производства в стране покупателя после удовлетворения иска [162]. Применение судебной процедуры не всегда имело положительный результат в реальном возврате выручки. Претензионно-исковая работа экспортера со своим контрагентом и отказ последнего оплатить товар даже по решению суда и требованию ТПП, безрезультатность использования услуг юридической фирмы в стране покупателя подтверждены документально. Эти доводы суд посчитал убедительными, что повлекло признание неправомерным решения таможни о привлечении экспортера к ответственности за незачисление выручки [174.1].

Задержка в зачислении валютной выручки, вызванная непредвиденными для экспортера обстоятельствами, не может быть квалифицирована как таможенное правонарушение. Наличие этих обстоятельств и принятие всех необходимых мер, направленные на получение от своего контрагента экспортной выручки (за излишне отгруженный товар в частном случае), в результате чего вся оставшаяся часть валюты поступила в РФ, позволили суду сделать вывод, что какого-либо ущерба государственным интересам не причинено, а, следовательно, - об отсутствии в действиях предприятия состава таможенного правонарушения [41].

Обеспечивая зачисление выручки, экспортер обязан принять все необходимые меры к ее получению [95]. При этом принятие экспортером своевременных и необходимых мер для поступления выручки, свидетельствующих о его добросовестном поведении, является основанием для освобождения экспортера от ответственности ввиду отсутствия состава правонарушения [106; 110; 113; 125; 130; 134; 144; 145; 147; 151; 152; 155; 164; 168; 171; 172; 173; 174.1; 175; 190; 191; 192; 193]. Принятие экспортером всех возможных мер по возврату валюты было отражено в мотивировочной части постановления таможни. С учетом данного обстоятельства, а также основываясь на иных доказательствах, суд сделал вывод об отсутствии вины в нарушении таможенных правил и, соответственно, состава таможенного правонарушения в действиях экспортера [198.1]. Поступление выручки в полном (а иногда и частичном [171]) объеме, хотя и с нарушением сроков, является одним из фактов, свидетельствующих о принятии экспортером таких мер [106; 110; 125; 130; 134; 152; 191].

Позиция Высшего арбитражного суда в этом вопросе видна из постановления Президиума ВАС от 27.03.01. Как следует из него, суд апелляционной инстанции сделал необоснованным вывод, что предпринятые экспортером меры для получения валютной выручки от иностранного покупателя не являются основанием для освобождения экспортера от ответственности. Незачисление валютной выручки от экспорта товаров на счет в уполномоченном банке на территории РФ, равно как и непринятие экспортером необходимых мер для ее получения от иностранного покупателя, образуют состав правонарушения, предусмотренного статьей 273 ТК. Вместе с тем принятие экспортером своевременных и необходимых мер для поступления выручки, свидетельствующих о добросовестном поведении, является основанием для его освобождения от ответственности ввиду отсутствия состава правонарушения. В материалах дела имеются достаточные доказательства принятия экспортером всех необходимых мер для получения валютной выручки. Он обратился в экспертную комиссию МВЭС за получением заключения об обоснованности непоступления валютной выручки. Непоступление выручки признано обоснованным. Решением Международного коммерческого суда при ТПП РФ от 27.01.99. иск экспортера к нерезиденту-покупателю о взыскании суммы долга и неустойки удовлетворен. Экспортером предприняты меры для возбуждения исполнительного производства в Германии. Принятие всех возможных мер для получения валютной выручки подтверждено и в постановлении таможни. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о противоправных действиях экспортера, посягающих на установленный законодательством порядок совершения валютных операций и таможенные правила, таможней не представлено. Таким образом, решение суда первой инстанции о признании недействительным постановления таможни является законным и обоснованным [162].

В ряде случаев суды констатировали, что экспортеры не приняли достаточных мер по обеспечению зачисления валютной выручки на счет в уполномоченном банке.

Рассмотрев нижеприведенные доводы, изложенные экспортерами в качестве доказательства принятия таких мер, суды не сочли их действий в качестве всех возможных, достаточных и необходимых для обеспечения поступления выручки от иностранного партнера:

- переписка с иностранным партнером и командировочные удостоверения не отвечают требованиям статьи 57 АПК [132];

- заключение с юридической фирмой договора по оказанию помощи в оформлении материалов в суд c иском к иностранному партнеру или направление претензии иностранному партнеру не свидетельствует о принятии необходимых мер по зачислению валютной выручки [54; 141];

- претензия заявлена, и иск к контрагенту предъявлен в суд лишь после того, как таможня начала проверку по факту таможенного правонарушения [193];

- необходимые меры должны приниматься именно в период, отведенный для расчетов по экспорту. Экспортер же приступил к действиям по обеспечению зачисления валютной выручки лишь после заведения дела о НТП [160]. Меры, предпринятые экспортером по обеспечению получения выручки после обнаружения факта незачисления выручки или заведения дела о нарушении таможенных правил, являются обстоятельством смягчающим ответственность только в том случае, если они повлекли устранение вредных последствий правонарушения (поступление валютной выручки) [15];

- поступление выручки на момент проверки не является свидетельством принятия экспортером всех мер к получению валюты, и не может быть оценено, как обстоятельство, позволяющее судить об отсутствии состава правонарушения [118]. Оно не является основанием для освобождения от взыскания, поскольку отсутствуют доказательства, свидетельствующие об обоснованности задержки поступления выручки [177].

В качестве необходимых мер, которые должны были, но не предприняли экспортеры, суды указывали обращение в ЦБР за разрешением на продление срока валютной операции и в уполномоченные органы по заключению об обоснованности незачисления выручки [108; 193]. Доводы экспортера о переводе иностранным партнером части выручки на счета других российских предприятий (видимо, партнеров по сделке - Г.Д), а также о заключении дополнительного соглашения к контракту об уменьшении цены товара отклонены судом в связи с отсутствием письменного подтверждение МВЭС или уполномоченных им органов об обоснованности недополучения валютной выручки [88].

По-разному использовались судами рекомендации ГТК о действиях, которые должны принимать экспортеры к получению выручки. Вывод о том, что экспортер не представил достаточные доказательства, позволяющие сделать заключение об отсутствии признаков состава таможенного правонарушения, суд сделал на основании письма ГТК от 24.11.95 . В письме предусмотрены меры, которые должен принимать экспортер после неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств. К ним относятся: ведение претензионной работы, предъявление иска в судебные органы с требованием о взыскании с контрагента неуплаченной суммы, обращение в ЦБР за получением лицензии о продлении срока поступления экспортной валютной выручки, обращение в уполномоченные органы за получением заключения об обоснованности ее незачисления [89]. В других случаях суды, напротив, отклонили ссылки экспортеров в подтверждение своих действий по возврату выручки на письма ГТК от 24.11.95 и от 14.07.97 [9; 14] как несостоятельные, поскольку указанные документы носят только рекомендательный характер. Надлежащие доказательства обоснованности недопоступления валютной выручки должны представляться в порядке, установленном Инструкцией ЦБР и ГТК №19 [20].

Одной из мер по обеспечению получения выручки является судебная защита нарушенных прав экспортера. Стороны в контракте не определили, суд какой страны будет разрешать возможный спор. В результате чего Международный коммерческий суд при ТПП России не принял дело к своему производству без арбитражной оговорки, согласно которой он определяется местом рассмотрения спора, а от подачи иска в суд страны покупателя экспортер отказался в связи с финансовой невозможностью нести бремя судебных расходов. Таким образом, непредусмотрительность продавца при заключении контракта лишила его права требования оплаты товара в судебном порядке, то есть он не обеспечил возможность использования одной из наиболее эффективных мер воздействия на должника [108].

Генеральная прокуратура опротестовала в ВАС постановление апелляционной инстанции, на основании которого экспортер был освобожден от ответственности в связи с принятием всех необходимых мер для получения экспортной выручки. По мнению Прокуратуры, предпринятые экспортером действия, носили формальный характер и не преследовали цели реального получения валютной выручки. Экспортер, являясь учредителем фирмы-покупателя с долей в уставном капитале 97% не предпринял своевременных и надлежащих мер для получения валютной выручки. Несмотря на отсутствие оплаты товара, не воспользовался предусмотренным в контракте правом приостановить исполнение своих обязательств и продолжал поставку товара. Исковое заявление в суд не рассмотрено, так как экспортер не уплатил судебные расходы. Обращение с требованиями в конкурсное производство фирмы-покупателя также нельзя признать надлежащим действием, так как эти требования экспортера не могут быть учтены в процедуре банкротства, поскольку он является участником фирмы, имеющим контрольный пакет акций. Исходя из того, что только принятие своевременных и надлежащих мер для получения выручки, свидетельствующих о добросовестном поведении экспортера, является основанием для освобождения от ответственности ввиду отсутствия состава правонарушения, Президиум ВАС удовлетворил протест и направил дело на новое рассмотрение [164].

Анализ принятия экспортером надлежащих мер, нередко, завершается выводом: принятие всех мер для обеспечения получения валютной выручки, хотя она в итоге и не была получена, может быть рассмотрено таможенными органами в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность при определении размера штрафа в пределах, установленных санкцией ст. 273 ТК [16.1; 20.1; 52.1]. Таможня учла предпринятые экспортером действия и применила минимальный размер штрафа (100%, а не 200%) и не наложила дополнительного взыскания.

Отдельные действия экспортеров, по оценке суда, нельзя считать направленными на получение выручки, наоборот, они способствовали нарушению условий таможенного режима экспорта - непоступлению выручки. Например, вопреки условиям контракта экспортер осуществил поставку товара до получения оплаты [60].

· К вопросу обоснованности неполучения валютной выручки. Заключение Минторга как основание для признания непоступления выручки обоснованной

Вывод об обоснованности незачисления выручки от экспорта в иностранной валюте на счет в уполномоченном банке делается на основании анализа обстоятельств ее непоступления [30]. Иного способа, чем обратиться в МВЭС (Минторг) для подтверждения обоснованности непоступления валютной выручки законодательством не предусмотрено , поэтому, если экспортер этим своим правом не воспользовался, оснований полагать, что непоступление выручки было обоснованным, а экспортер не нарушил таможенное законодательство, у суда не имеется [13.1; 18.1; 18.3]. Акт обмера пиломатериалов, произведенного покупателем, свидетельствующий о недопоставке экспортной продукции, не принимается судом в качестве убедительного и надлежащего доказательства обоснованности непоступления выручки. Наличие акта покупателя не освобождает экспортера от предоставления акта независимой экспертизы и заключения Министерства торговли [115]. Экспертное заключение, сделанное Торгово-промышленной палатой, не является документом, дающим право на незачисление валютной выручки в силу действующего законодательства [47].

Значительная часть судов считает, что заключение Минторга об обоснованном непоступлении выручки исключает ответственность экспортера по статье 273 ТК. Документы МВЭС (Минторга), как подчеркивается в судебных решениях, имеют большое значение для разрешения спора, поскольку в силу пункта 6.10 Инструкции ЦБР №19 [6] они могут подтвердить обоснованность недополучения экспортной выручки и свидетельствовать о принятии экспортером необходимых мер по ее зачислению. Некоторые суды рассматривают заключение МВЭС как важнейший документ и делают вывод о невозможности считать нарушениями таможенных правил и квалифицировать по статье 273 ТК факты недополучения валютной выручки, если экспортер получил письменное (экспертное) заключение об обоснованности недополучения им валютной выручки. Положительного заключения МВЭС дает основание судам делать выводы об обоснованности непоступления валюты и, следовательно, об отсутствии оснований для привлечения к ответственности по статье 273 ТК [24; 43; 67; 87; 91; 99; 109; 200].

На дату принятия таможней постановления о привлечении экспортера к ответственности отсутствовало заключение об обоснованности непоступления выручки. Оно было представлено при рассмотрении дела в суде. Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя иск экспортера, сослались, как на основание освобождения его от ответственности в порядке статьи 273 ТК, на имеющиеся в материалах дела выписки из протоколов экспертной группы МВЭС, которыми письменно подтверждена обоснованность недополучения и просрочки в получении валютной выручки. В соответствии с пунктом 6.10 Инструкции №19 [6] экспортер вправе обратиться в МВЭС для получения письменного подтверждения обоснованности недополучения или задержки получения им валютной выручки от экспорта товаров. При этом срок для такого обращения в нормативном порядке не установлен. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для пересмотра принятых по делу решений [21].

Оценивая заключение МВЭС наряду с другими доказательствами, суды в ряде случаев делали иные выводы, чем экспертная группа. Документально подтвержденные расходы валютной выручки, отнесенные в соответствии с контрактом на покрытие транспортных издержек экспортера (простой судна, в частности, при наличии при этом положительного заключения МВЭС) противоречат, по оценке суда, нормам законодательства, обязывающим экспортера зачислить валютную выручку на счет в уполномоченном банке до ее использования [52.2].

При наличии заключения Минторга об обоснованном недополучении выручки таможня признала экспортера виновным в НТП. Обосновав свое решение заключением экспертной группы, арбитражный суд признал постановление таможни недействительным. Федеральный арбитражный суд при рассмотрении дела отметил, что заключение Минторга не является достаточным основанием для признания недополучения экспортной выручки обоснованной. Оно должно оцениваться наряду с другими доказательствами [136].

Заключение о необоснованном недополучении валютной выручки от экспорта товара не может служить единственным и достаточным основанием для вывода о правомерности привлечения экспортера к ответственности и оценивается наряду с другими доказательствами по делу [168]. В этих случаях суды исследуют обоснованность вынесения таких заключений. Устраняются противоречия в доказательствах, имеющихся в заключениях уполномоченного МВЭС, путем их мотивированной оценки, для чего, как указала кассационная инстанция, не только экспортер, но и суд имеет право и должен обратиться в МВЭС России [53].

Заключение экспертной группы Минторга - это одно из доказательств по делу, подлежащее оценке судом наряду с другими доказательствами, оно не является безусловным основанием для отказа в иске о признании недействительным постановления таможни. Хотя экспертная группа и признала неполучение валютной выручки необоснованным, суд нашел в документе обстоятельства, позволившие ему сделать иной вывод. Из заключения следует, что "недополучение выручки произошло по причине неплатежеспособности иностранного партнера". Наличие у покупателя временных финансовых затруднений подтверждается письмом иностранной фирмы. Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии вины в действиях российского экспортера [199.3].

· Поступление выручки с нарушением сроков, установленных законодательством, не освобождает от ответственности за НТП, оно может быть лишь учтено таможенным органом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность при определении размера штрафа

Нарушением таможенных правил является незачисление (в том числе неполное зачисление) валютной выручки от экспорта товаров в установленные сроки. Получение выручки по истечению срока не может свидетельствовать об отсутствии нарушения режима экспорта и освобождать экспортера от ответственности [18.1; 49; 51; 55; 70; 177].

Принимая решение об удовлетворении иска экспортера, арбитражный суд не усмотрел в его действиях состава правонарушения. Суд исходил из того, что на момент принятия постановления таможни валютная выручка от экспорта товара поступила в полном объеме и в пределах установленного в паспорте сделки срока последнего платежа по контракту . По мнению ФАС, факт поступления экспортной валютной выручки до истечения установленного паспортом сделки срока последнего платежа по контракту не является обстоятельством, исключающим ответственность за нарушение установленных Законом [2] сроков исполнения текущих валютных операций. Он может быть лишь учтен при установлении судом обоснованности непоступления валютной выручки при условии принятия экспортером всех необходимых мер для ее своевременного получения от покупателя товара. Указанные обстоятельства судом не исследованы и им не дана правовая оценка. С учетом вышеизложенного, судебные акты по делу, как принятые по неполно выясненным обстоятельствам дела, подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение. При новом рассмотрении арбитражному суду необходимо устранить допущенные нарушения, проверить и оценить причины и условия несвоевременного поступления валютной выручки от экспорта товаров, установить, принимались ли экспортером все необходимые меры для своевременного получения выручки и находятся ли эти меры во взаимосвязи с последующим поступлением валюты [159].

· Зачисление выручки от экспорта в иностранной валюте на счет в уполномоченном банке является публично-правовой обязанностью экспортера, которая не прекращается соглашением сторон

Обязанность российского поставщика получить выручку от экспорта товара имеет публично-правовой характер. Валютные операции при осуществлении внешнеторговых сделок находятся под государственным контролем, и вытекающие из них публичные обязательства не могут быть прекращены по взаимному соглашению сторон путем заключения другой гражданско-правовой сделки или зачета взаимных требований по внешнеторговым контрактам, договорам займа и другим [84; 116].

Недополучение валютной выручки в размере 151716 долл. США экспортер обосновывал, ссылаясь на решение Третейского суда ТПП, которым с него в пользу покупателя взыскан 556421 долл. США в виде неустойки за нарушение сроков поставки продукции, предусмотренной контрактом. Поскольку он был обязан перечислить покупателю сумму неустойки, то посчитал нецелесообразным обращение со встречным иском о взыскании суммы задолженности, полагая, что такой иск привел бы к зачету взаимных требований, который и произошел в данном случае. Между тем, обязанность лица, осуществившего экспорт товара, обеспечить своевременное зачисление валютной выручки в банках на территории РФ имеет публично-правовой характер, поэтому она не прекращается зачетом взаимных требований по встречному обязательству, совершаемым между покупателем и продавцом. В связи с этим арбитражный суд отклонил доводы экспортера и признал законным привлечение к ответственности, предусмотренной статьей 273 ТК [161].

· Привлечение к ответственности органом валютного контроля исключает повторную ответственность за НТП

В случаях, когда экспортер уже был привлечен к ответственности органом валютного контроля в отношении суммы непоступившей валютной выручки, или поступившей с нарушением валютного законодательства, оснований для повторного привлечения его к ответственности таможенным органом в этой части не имеется. И, наоборот, предприятие, привлеченное таможенным органом к ответственности за нарушение таможенных правил, являющимся одновременно и нарушением валютного законодательства, не может быть привлечено к повторной ответственности другими органами [50.1; 63; 77; 37; 128].

Однако в отдельных случаях в факте непоступления экспортной выручки суды усматривали наличие двух самостоятельных правонарушений (нарушение валютного законодательства и нарушение таможенных правил), за совершение которых в соответствии со ст. 36 КоАП РСФСР [3.1] административное взыскание налагается за каждое правонарушение в отдельности. Так, решением ВЭК на основании пункта 1а статьи 14 Закона [2] за несоблюдение порядка и условий совершения валютных операций, связанных с движением капитала (п. 2 ст. 6 Закона [2]; п. 4 р. 2 Письма №352 [5]) экспортер ранее был привлечен к ответственности за нарушение валютного законодательства в виде взыскания в доход государства всего полученного по недействительной сделке. Объектом данного правонарушения является, по мнению суда, установленный Законом и нормативными актами ЦБР порядок осуществления валютных операций, связанных с движением капитала. Объективную сторону указанного правонарушения составили действия экспортера по совершению валютной операции, связанной с движением капитала в отсутствие лицензии ЦБР на осуществление данной операции, служащие основанием для признания такой сделки (операции) ничтожной. Необеспечение зачисления валютной выручки в решении органа валютного контроля указано лишь как установленный факт (один из признаков объективной стороны). С другой стороны, объектом правонарушения, предусмотренного ст. 273 ТК, являются установленные законом ограничения, требования и условия таможенного режима. Объективную сторону составляют противоправные действия, направленные на нарушение указанных требований, ограничений и условий, в данном случае - невыполнение требования таможенного режима "Экспорт товаров" (ст. 98 ТК) об обязательном (в соответствии с п. 8 Указа №629, п. 7 Указа №1209) зачислении валютной выручки от экспорта товаров на счета в уполномоченных банках [25; 31].

Позиция Высшего арбитражного суда в этом вопросе видна в постановлении Президиума ВАС от 16.03.99. Решением ВЭК на основании пункта 1 статьи 14 Закона [2] за незачисление валютной выручки от экспорта товара на счет в уполномоченном банке в установленный срок и неполучение лицензии ЦБР на осуществление валютной операции, связанной с движением капитала, с акционерного общества взыскано в доход государства 17010 долларов США. Позднее таможенным управлением по акту проверки соблюдения акционерным обществом таможенного и валютного законодательства принято постановление, в соответствии с которым акционерное общество привлечено к ответственности по статье 273 ТК за нарушение таможенных правил, выразившееся в непоступлении валютной выручки от экспорта. Таможенное управление применило к акционерному обществу штрафные санкции в размере 50 процентов стоимости товара, являющегося непосредственным объектом НТП. Принимая постановление об отказе в иске о признании недействительным постановления таможенного органа, кассационная инстанция не учла того, что в данном случае таможенным управлением было установлено нарушение таможенных правил, являющееся одновременно и нарушением валютного законодательства, за которое это акционерное общество уже было привлечено к ответственности органом валютного контроля. Поэтому привлечение к ответственности таможенным органом неправомерно [37].

Постановление таможенного органа о применении к экспортеру штрафных санкций за нарушение таможенного режима экспорта по факту непоступления валютной выручки является незаконным, если за указанное валютное правонарушение экспортер ранее был привлечен к ответственности органом валютного контроля.

· К вопросу об основном (штрафе, исчисляемому исходя из стоимости товаров) и дополнительном (взысканию стоимости товаров) взысканиях, предусмотренных статьей 273 ТК

В ряде случаев предметом исследования суда был анализ видов взысканий, примененных за нарушение таможенных правил в качестве основных или дополнительных. Признавая виновной фирму "Ареал" в НТП, таможня применила к истцу дополнительное наказание – взыскание стоимости товара, не назначив основного наказания, предусмотренного статьей 273 ТК в виде штрафа. Исходя из общих принципов права, решил суд, дополнительное наказание не подлежит самостоятельному применению без определения основного вида наказания [41].

В постановлении о привлечении экспортера к ответственности примененная санкция была сформулирована нечетко: взыскать … процентов стоимости товаров… Суд квалифицировал взыскание как штраф, а не взыскание стоимости товаров, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил, которое в соответствии с ч. 2 ст. 247 ТК РФ налагается независимо от времени совершения или обнаружения таможенных правил и независимо от того, является ли оно основным или дополнительным наказанием [59. Отменено ФАС].

· Штраф исчисляется на основании рыночной стоимости товара

Размер штрафа исчисляется исходя из курса валюты на день обнаружения правонарушения. В соответствии с частью 2 статьи 243 ТК при наложении взыскания в виде штрафа, исчисленного исходя из стоимости товаров и транспортных средств, под стоимостью этих предметов понимается их свободная (рыночная) цена на день обнаружения правонарушения [96]. Под рыночной ценой следует понимать денежную сумму, за которую товар может быть продан в розничной торговле в условиях свободной конкуренции в регионе деятельности таможенного органа, в производстве которого находится дело о НТП. Таможня, исчисляя размер штрафа, исходила из стоимости товара, определенной сторонами в контракте, а не из его свободной (рыночной) цены на день обнаружения правонарушения, что сделано в нарушение требований статьи 243 ТК. При этом таможней не опровергнуты доводы экспортера о том, что рыночная цена поставленного ею на экспорт товара ниже его стоимости, указанной в контракте. Заключение компетентных органов о рыночной стоимости товара в деле отсутствует, экспертиза по определению рыночной стоимости товара таможней не назначалась и не проводилась. Согласно пунктам 1 и 4 статьи 374 ТК односторонность или неполнота производства по делу, неправильное применение мер взыскания, предусмотренных Кодексом, является основанием для отмены постановления о наложении взыскания. При таких обстоятельствах следует признать постановление таможни недействительным. [178].

Исчисление штрафа на основании цены товара, указанной в экспортном контракте, а не на основании его рыночной стоимости является незаконным.

· Наложение взыскания в виде штрафа предусмотрено в течение не более шести месяцев со дня обнаружения НТП, в такой же срок со дня вынесения постановления оно должно быть обращено к исполнению

В большинстве случаев под днем обнаружения правонарушения понималась дата принятия акта таможенным органом.

Поступление в адрес ГТК реестров учетных карточек не может свидетельствовать о допущенном нарушении. Днем обнаружения правонарушения является дата проведения проверки (дата акта) или составления протокола о нарушении таможенных правил. В соответствии со статьей 247 ТК взыскания в виде штрафа могут быть наложены на юридическое лицо не позднее шести месяцев со дня обнаружения правонарушения [36; 52.1].

На момент вынесения постановления таможенного органа - 20 октября 1999 года истек установленный ст. 247 ТК срок наложения взыскания в виде штрафа, исчисляемый со дня обнаружения правонарушения - 30 октября 1998 года (акт от 30.10.98.). Следовательно, оснований для применения такого взыскания у таможни не имелось [101].

Однако в ряде случаев из материалов дел суды усматривали иную дату, которая должна считаться днем обнаружения правонарушения.

Срок зачисления валютной выручки на счет экспортера истек 4 июня 1999 года. Экспортер не выполнил требования режима экспорта по зачислению валютной выручки на счета в уполномоченном банке. На следующий день правонарушение считается совершенным и должно быть обнаружено таможней, так как у нее имелись достаточные данные, указывающие на признаки НТП: письмо экспортера от 23 марта 1999 года о невозможности поступления валютной выручки, заключение экспертной группы Минторга о необоснованном не поступлении валютной выручки (должностное лицо таможни участвовало в работе экспертной группы). 8 июля 1999 года в таможню из ГТК поступила учетная карточка валютного контроля, содержащая информацию о непоступлении валютной выручки. Отсюда следует вывод, что таможня уже 8 июля 1999 года располагала материалами, в которых имелись достаточные данные, указывающие на признаки правонарушения. В соответствии с частью 1 статьи 294 ТК при непосредственном обнаружении должностными лицами таможенных органов признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного НТП или получении материалов, в которых имеются достаточные данные, указывающие на такие признаки, протокол о НТП оформляется немедленно. С момента составления протокола дело о НТП считается заведенным, а производство по нему начатым (часть 2 статьи 289 ТК). С этого момента начинается течение шестимесячного давностного срока наложения взыскания за НТП, установленного статьей 247 ТК. Как следует из материалов дела, таможня своевременно (8 июля 1999 года) не выполнила лежащую на ней обязанность по заведению дела о НТП и вынесла постановление о привлечении экспортера к ответственности 11 января 2000 года, то есть с нарушением давностного срока наложения взыскания за НТП, установленного статьей 247 ТК. Постановление таможни признано недействительным [119. Опротестовано в ВАС].

Аналогичный подход всестороннего анализа материалов, позволяющий определить начало течения давностного срока наложения взыскания, присутствует в постановление Президиума ВАС от 27.03.01. №3007/00. В обоснование решения об удовлетворении иска суд первой инстанции сослался на пропуск таможней шестимесячного срока для наложения взыскания, установленного частью 1 статьи 247 ТК. Отменяя решение и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции исходил из того, что моментом обнаружения правонарушения следует считать день составления акта проверки от 30.03.99, в связи с чем срок для наложения взыскания таможней соблюден. Данный вывод суда апелляционной инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и действующему законодательству. Согласно части 1 статьи 247 ТК шестимесячный срок для наложения взыскания исчисляется со дня обнаружения правонарушения. Статьей 293 ТК установлено, что одним из поводов к заведению дела о нарушении таможенных правил является непосредственное обнаружение должностными лицами таможенного органа признаков правонарушения. Как следует из протокола заседания экспертной комиссии МВЭС от 21.05.98, в состав этой комиссии при рассмотрении вопроса об обоснованности неполучения истцом валютной выручки входили заместитель начальника таможни и главный инспектор отдела таможенной стоимости и валютного контроля таможенного управления. В связи с тем, что обстоятельства, бывшие предметом рассмотрения указанной комиссии, затем квалифицированы таможней как нарушение таможенных правил, участие названных должностных лиц таможенных органов в заседании комиссии следует рассматривать как непосредственное обнаружение признаков правонарушения, что соответственно определяет день обнаружения правонарушения - 21.05.98. Постановление о привлечении экспортера к ответственности вынесено 13.05.99, то есть по истечении шестимесячного срока для наложения взыскания [162].

При бартерных операциях нарушение режима экспорта при отсутствии встречных поставок в установленный срок, по мнению суда, правонарушение должно быть обнаружено таможней на следующий день на основании тех документов, которыми располагает таможня, осуществляя функции таможенного контроля: ГТД, бартерного контракта, паспорта бартерной сделки и других документов, посредством которых фиксируется факт экспорта товаров [129. Опротестовано в ВАС].

С момента составления протокола дело о НТП считается заведенным, а производство по нему начатым (часть 2 статьи 289 ТК). С этого же дня начинается течение шестимесячного давностного срока наложения взыскания за нарушение таможенных правил, установленного статьей 247 ТК. Привлечение экспортера к ответственности в виде штрафа за непоступление валютной выручки было произведено таможней в нарушение установленного статьями 289, 293, 299 ТК порядка ведения производства по делу о нарушении таможенных правил: без заведения дела и составления протокола о НТП. В акте проверки правонарушение, за которое экспортер привлечен к ответственности, не установлено и не зафиксировано. Вышеизложенное обстоятельство является основанием к признанию недействительным постановления таможни [155].

В соответствии со статьей 378 ТК постановление о наложении взыскания, если оно не было обращено к исполнению в течение шести месяцев со дня вынесения, исполнению не подлежит. Инкассовое поручение от 10 августа 2000 года на бесспорное списание штрафа на основании постановления от 24 декабря 1998 года предъявлено таможней в учреждение банка по истечении шестимесячного срока, установленного для обращения к исполнению постановления о наложении взыскания. Инкассовое поручение от 10.08.2000 признано не подлежащим исполнению. [180].

Согласно Положению о расчетных документах, утвержденного Госбанком СССР от 22.01.85, инкассовое поручение должно обязательно содержать подписи и оттиск печати организации, выписавшей указанный документ. В связи с отсутствием подписи и печати инкассовое поручение таможни на взыскание штрафа было признано судом не подлежащим исполнению [105].

· К вопросу о взыскании с юридических лиц сумм штрафов в бесспорном порядке

Арбитражным судом рассмотрен иск экспортера о признании не подлежащим исполнению инкассового поручения таможни на бесспорное списание штрафа. В качестве основания иска указана неправомерность применения таможенным органом ответственности за НТП в соответствии со статьей 273 ТК. Вместе с тем в установленном статьями 371 ТК и 22 АПК порядке постановление таможенного органа о применении ответственности за НТП экспортером не оспорено. Учитывая, что основанием для предъявления инкассового поручения на взыскание штрафа является постановление таможни, вступившее в силу и не обжалованное экспортером, а также то, что предъявление суммы штрафа к списанию в бесспорном порядке произведено в соответствии с постановлением Правительства №801 [11.1], статьями 378 и 379 ТК, арбитражным судом в иске отказано [19].

Вывод суда о том, что положения, установленные постановлением КС от 17.12.96 [12], предоставляющие право производить взыскание с юридических лиц штрафов в бесспорном порядке без их согласия, действуют применительно ко всем уполномоченным государственным органам, по мнению ФАС, является необоснованным. Так, к примеру, как разъяснил КС в Определении от 14.01.2000 [74], решение о взыскании штрафа за нарушение валютного законодательства приводится в исполнение без применения судебной процедуры, если оно не обжаловано плательщиком штрафа в вышестоящий орган и (или) в суд в течение срока, определенного по аналогии закона применительно к статье 268 КоАП РСФСР. Право бесспорного списания пеней и штрафов, взимаемых таможенными органами, а также порядок такого списания установлены постановлением Правительства №801 [11.1], о неконституционности положений которого в установленном законом порядке Конституционным Судом решения не принималось. Обстоятельства обоснованности применения штрафной санкции за вменяемое экспортеру правонарушение, соблюдения порядка и сроков его обжалования судом не проверялись и надлежащим образом не оценивались. Поэтому дело подлежит передаче на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда. При новом рассмотрении суду необходимо проверить и оценить обстоятельства обоснованности применения взыскания и выставления таможенным органом инкассового поручения на списание суммы штрафа, а также обстоятельства обжалования экспортером решения таможни и дать им правовую оценку [100].

Обстоятельством, послужившим основанием для признания недействительным инкассового поручения таможни явилось то, что таможенные органы не вправе производить взыскание с юридических лиц сумм штрафов в бесспорном порядке. Данный вывод вытекает из Постановления КС от 17.12.96 №20-П и Определения от 14.01.2000 №4-О (распространяющиеся и на другие нормативные акты, содержащие такие же положения). Экспортер своего согласия на взыскание штрафа в бесспорном порядке не давал, что подтверждается фактами обжалования постановления таможни и инкассового распоряжения [117; 143. Опротестованы в ВАС].

· Изменение размера взыскания и компетенция суда

Применение ответственности, предусмотренной Таможенным кодексом, предоставлено таможенным органам и вопрос о размере взыскания за таможенное (административное) правонарушение не входит в компетенцию арбитражного суда [73]. Назначение более мягкой меры воздействия (то есть ниже низшего предела статьи закона) является правом лица, рассматривающего дело о нарушении таможенного режима. Суду такого права законом не предоставлено [39].

Наряду с этим, отдельные суды считали возможным с учетом обстоятельств правонарушения снизить размер штрафа, наложенного таможней на экспортера.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции был сделан вывод о правомерности привлечения экспортера к ответственности за НТП по статье 273 ТК. Вместе с тем, суд снизил размер штрафа с учетом личности виновного (предпринимателя), обстоятельств совершенного правонарушения и других обстоятельств, смягчающих ответственность. А именно: незначительности совершенного правонарушения, факта поступления валютной выручки на момент принятия судом решения по делу в полном объеме, несоразмерности примененного размера штрафной санкции размеру и характеру причиненного ущерба. Как отметил Федеральный арбитражный суд такое решение правомерно в силу наличия у арбитражного суда предоставленных статьями 22 АПК и 13 ГК полномочий по признанию недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных и иных органов. При этом судом кассационной инстанции приняты во внимание конституционные принципы справедливости, закрепленные в Конституции принципы и общие начала назначения наказания. Доводы таможни об отсутствии у арбитражного суда полномочий по снижению размера взыскания, примененного таможенным органом за совершенное НТП, отклонены в силу наличия установленного законом (ст. 239 ТК) права на применение более мягкой меры воздействия, чем предусмотрено ТК за данное правонарушение и отсутствия в действующем арбитражном процессуальном законодательстве, законодательстве об арбитражных судах в РФ запрета на осуществление арбитражными судами таких полномочий, с учетом основных задач судопроизводства в арбитражных судах и принципов их деятельности [149. Опротестовано в ВАС].

· К вопросу о вновь открывшихся обстоятельствах

Заявление экспортера о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с принятием по тому же делу решения Международного коммерческого арбитражного суда не подлежит удовлетворению. Решение МКАС при ТПП РФ, принятое после вынесения решения и постановления судами первой и апелляционной инстанций, является не вновь открывшимся, а новым обстоятельством, не существовавшим на момент принятия решения по спору. Статья 192 АПК содержит исчерпывающий перечень оснований, по которым возможен пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, основания же, приведенные экспортером в материалах дела, в перечне отсутствуют [33].

После принятия судом решения по делу экспортер обратился с заявлением о проведении повторной экспертизы на предмет обоснованности задержки поступления валютой выручки. По результатам рассмотрения этого заявления экспертная группа Минторга признала задержку поступления валютной выручки обоснованной. Заключение экспертной группы, а также факт поступления валютной выручки на счет в уполномоченном банке экспортер считает новыми основаниями для обращения в суд с иском о признании недействительным постановления таможни. Однако факт зачисления валютной выручки в результате принятия экспортером мер к ее получению, предпринятых после рассмотрения судом дела, и положительное заключение экспертной группы относительно обоснованности задержки зачисления выручки после принятия таможней постановления и подтверждения арбитражным судом законности и обоснованности этого постановления не могут быть признаны новыми основаниями иска, поскольку факты неполучения и задержки поступления валютной выручки были исследованы арбитражным судом при рассмотрении дела. То, что впоследствии меры к получению выручки экспортером были предприняты, и выручка поступила, не является основанием для признания недействительным постановления таможни, поскольку это не предусмотрено правовыми актами. В соответствии со статьей 85 АПК арбитражный суд прекращает производство по делу, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям [189].

В нарушение требований части 1 статьи 155 АПК апелляционная инстанция приняла соглашение от 14.10.98 в качестве дополнительного доказательства, хотя экспортер не обосновал невозможность его представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него. Более того, документ представлен в суд в копии, не заверенной надлежащим образом, чем нарушены требования части 2 статьи 60 АПК. Указанные нарушения норм процессуального права также привели к принятию апелляционной инстанцией неправильного решения, что в соответствии с частью 2 статьи 176 АПК является основанием для отмены судебного акта [131].

· Кассационная инстанция не переоценивает доказательств

В силу статей 165 и 174 АПК доводы кассационной жалобы, направленные на переоценку доказательств, не учитываются судом кассационной инстанции при проверке законности судебных актов [167; 194].

Судом первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы и оценены доказательства, имеющиеся в материалах дела, дана им правовая оценка, обоснованно сделан вывод, что заявитель не принял достаточных мер для своевременного зачисления валютной выручки на счет в уполномоченном банке. Выручка за отгруженный товар должна была поступить с 30.10.99 по 06.01.2000, и именно в этот период экспортеру следовало принять все необходимые меры для обеспечения ее зачисления на счет в уполномоченном банке. Экспортер не обращался в соответствии с валютным законодательством в ЦБР с заявлением об отсрочке поступления валютной выручки. Судом установлено, что экспортер приступил к действиям по принятию мер по зачислению валютной выручки лишь после заведения дела о НТП. В соответствии со статьей 174 АПК при рассмотрении дела в кассационной инстанции арбитражный суд проверяет правильность применения норм материального и процессуального права арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, переоценка доказательств не входит в компетенцию кассационной инстанции. Поскольку судом первой и апелляционной инстанций правильно применены нормы материального и процессуального права, доводы кассационной жалобы несостоятельны и оснований для ее удовлетворения нет [160].

· Обязанность представить суду доказательства принятия всех мер для получения выручки лежит на экспортере

Факты непоступления выручки подтверждаются материалами дел и не опровергаются экспортерами. Наряду с этим последние должны представить доказательства использования всех необходимых мер для получения выручки и невозможности ее поступления в предусмотренные сроки [15; 17.2; 18.2; 42; 52; 68; 95]. Поскольку надлежащих доказательств о принятии мер для своевременного получения валютной выручки экспортерами не представлено, судами сделаны выводы о правомерности привлечения их к ответственности за НТП по статье 273 ТК [98; 135; 157].

Однако, по мнению автора, нельзя согласиться с оценкой суда, что непредставление экспортером доказательств использования всех необходимых мер для получения выручки и неподтверждение невозможности ее поступления в сроки, предусмотренные контрактом, является нарушением статьи 53 АПК [104 ].

------------------------------------------------------------------

Далее смотрите Часть 3.

 


Прочитавших: 16491 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События





Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты