Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


К вопросу о понятии "газ" и "газоснабжение" в законодательстве Российской Федерации.



04.07.2002
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Прежде чем приступить к поиску альтернативного определения "газа", как предмета регулируемых законом отношений, или его самостоятельной выработке, необходимо обратить внимание на некоторые общие положения, учет которых позволит с максимальной степенью ответственности и качества проработки подойти к проблеме, начальному исследованию которой посвящена данная часть статьи.

Надо помнить, что законодательное регулирование отношений, связанных с обращением газа в Российской Федерации, в настоящее время является несовершенным не только из-за отсутствия механизма его реализации, неполноты и разобщенности правовых норм, но и вследствие субъективной "близорукости" законодателя, который ограничивается установлением правил и норм, в угоду сиюминутных потребностей, что может создать в будущем препятствия на пути внедрения новых технологий в сфере обращения газа. Объяснить подобную беззаботность законодателя мы не можем объективными условиями нынешнего экономического и правового развития России. Скорее всего, ее причины носят политический, нежели какой-либо иной общественный характер.

Очевидно следующее, ныне демонстрируемый законодателем подход к регулированию отношений, возникающих в газовой отрасли, порочен, и способом его преодоления является даже не изменение целевой ориентации законодателя, а качественная юридическая проработка текстов нормативных актов, осуществление которой при богатейшем научном ресурсе нашей страны не является непреодолимой проблемой.

На данный момент, в законодательстве, регулирующем отношения, связанные с обращением газа, предлагаются следующие определения термину "газ". Первое из них содержится в статье 2 Федерального закона РФ "О газоснабжении в Российской Федерации": "газ – природный газ, нефтяной (попутный) газ, отбензиненный сухой газ, газ из газоконденсатных месторождений, добываемый и собираемый газо- и нефтедобывающими организациями, и, газ, вырабатываемый газо- и нефтеперерабатывающими организациями". Это определение строится на простом перечислении в настоящее время наиболее понятных правоприменителю, широко используемых доступных и прибыльных в обороте видов газа и его источников (недра и сам газ), что достаточно четко очерчивает предмет, по поводу которого возникают отношения, но делает определение, не подлежащим расширительному толкованию.

Второе определение звучит так: "газ – природный, нефтяной (попутный) и отбензиненный сухой газы, добываемые и собираемые газонефтедобывающими организациями и вырабатываемые газонефтеперерабатывающими организациями". По сути, второе определение, используемое в Правилах поставки газа в Российской Федерации, не отличается широтой охвата отношений и прогнозом технического их развития от предыдущего, что делает его, а так же приведенное ранее определение не универсальными и созданными для применения только организациями, работающими на уже существующих технологиях и исключительно с перечисленными в статьях видами газа. Причем, объективных причин к такому ограничению не существует.

Что же касается пункта 3 Положения об обеспечении доступа организаций к местным газораспределительным сетям (утв. постановлением Правительства РФ от 24.11.98г. №1370), то в нем использовано идентичное предыдущему определение рассматриваемого объекта.

Исходя из сказанного, можно отметить следующие слабые стороны рассмотренных актов. Во-первых, все они "грешат" необоснованным ограничением предмета отношений, складывающихся по поводу обращения газа. Во-вторых, невозможность расширительного толкования определения газа препятствует внедрению новых технологий его получения, т.к. закон замыкается на извлечения газа из нефти, газа или непосредственно из недр.

В свете изложенного, мы представляем свой взгляд на рассматриваемую проблему.

Прежде всего, необходимо уяснить, что хотя мы пытаемся дать понятию "газ" определение, пригодное для использования в праве, тем не менее, невозможно отбросить его физико-химическую природу и свойства, которые сами по себе обуславливают некоторые правоотношения. Например, газ, как химическое соединение, нас интересует только с точки зрения его химической активности, а так же некоторых иных показателей (качество, способность к возгоранию и взаимодействие с другими веществами), и обусловленной ими, опасности при добыче и обращении.

В физике нет понятия "газ", а используется схожее - "газообразное состояние вещества" – это агрегатное состояние вещества, в котором кинетическая энергия теплового движения молекул превосходит потенциальную энергию взаимодействий между ними, в связи с чем, они движутся свободно, равномерно заполняя весь ограниченный объем. Совершенно очевидно, что чисто физическое определение "газа" без адаптации к праву, так же невозможно использовать, поскольку оно не отражает возможность установления на газ чьих-либо прав, а, следовательно, и возможность участия его в хозяйственном обороте.

Представляется верным сформулировать определение понятия "газ" исходя из того, что "добыча" газа – совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, проводимых с целью получения газа непосредственно из недр, иных аналогичных природных источников или получения его как продукта переработки сырья. "Производство" газа – это совокупность осуществляемых юридическим, физическим или несколькими лицами технических и организационных действий по извлечению газа как вторичного продукта переработки сырья, с целью получения газа во владение, распоряжение или собственность, урегулированных правовыми актами.

Соответственно, "газ" в правоотношениях – это химическое вещество или смесь нескольких химических веществ, полученное путем переработки сырья, либо путем непосредственной добычи его из недр или иных аналогичных природных источников, находящееся при естественных условиях в газообразном агрегатном состоянии, в соответствии с законом могущее быть предметом правоотношений.

В чем недостатки и достоинства такого определения? Во-первых, для его толкования необходимо обладать знаниями в области химии и физики, в рамках курса, преподаваемого в средней школе, в частности, надо знать, что "естественными условиями" считаются давление 1013.25 гПа (760 миллиметров ртутного столба) и температура +20 градусов по Цельсию. Во-вторых, такое определение предусматривает, что любое вещество может принять газообразное агрегатное состояние при нагреве выше точки его кипения, следовательно, любое вещество, находящееся в недрах в жидком состоянии (газоконденсатные месторождения), или в том же состоянии транспортируемое и хранимое, но превращающееся в газ при указанных условиях следует считать газом. В-третьих, такое определение газа без корректировки может применяться к отношениям, которые возникнут в будущем в связи с внедрением новых технологий. В-четвертых, оно очень гибкое в правовом смысле, т.е. ничто не препятствует отнесению того или иного вещества, удовлетворяющего перечисленным в законе признакам, к газу, если в этом есть необходимость и закон физический или правовой этого не запрещает.

Конечно же, предлагаемое решение проблемы выработки научно обоснованного и универсального определения понятию "газ" не является единственно возможным, но, публикуя данную статью автор надеется привлечь к рассматриваемой проблеме, а так же проблеме правового регулирования отношений газоснабжения в целом особое внимание юристов. И данная статья – всего лишь одна из планируемого цикла работ, посвященных газоснабжению в Российской Федерации.

Теперь обратимся к понятию "отношения газоснабжения".

Цель использования термина "газоснабжение" российским законодателем, как нам кажется, очевидна. Ею является выделение круга технических, организационных и правовых отношений, возникающих в сфере энергоснабжения, по поводу формирования фонда разведанных месторождений газа, добычи, транспортировки, хранения и поставок газа, то есть тех отношений, которые поименованы в статье 2 Федерального закона от 31 марта 1999г. №69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации".

"Энергоснабжение" - собирательное понятие, включающее два элемента:

Понятие энергии – то есть, "определенное свойство материи - способность производить полезную работу, обеспечивать выполнение различных технологических операций, создавать необходимые условия для предпринимательской и любой иной деятельности".

Понятие снабжения – создание технических, организационных и правовых условий организацией для потребителя энергии в целях использования ее последним.

Определения термину "энергоснабжение" в Российском законодательстве дано не было, но в свете приведенных двух понятий можно его сформулировать, энергоснабжение – это деятельность организации по созданию технических, организационных и правовых условий для передачи энергии (электрической, газа, нефти), а так же по ее передаче потребителю. То есть налицо два аспекта таких отношений: во-первых, технический (добыча, транспортировка, хранение газа), обозначенный в Федеральном законе "О газоснабжении в РФ" понятием "обеспечение потребителей газом", во-вторых, правовой – юридическое оформление перечисленных мероприятий и отношений между организацией и потребителем. Следовательно, отношения газоснабжения, являющиеся разновидностью отношений энергоснабжения, состоят из двух видов отношений: технико-организационных и правовых, которые редко существуют порознь.

С учетом того, что потребителя газа, как правило, не интересует, каким образом газ будет ему поставлен (по трубопроводу или иным транспортом), а беспокоит три фактора – гарантированность поставки, соответствие способа добычи, транспортировки, хранения газа потребностям производства (или иного использования) и выгодность (безопасность, удобство) использования газа, то потребитель не участвует в решении технико-организационных и правовых вопросов его лично не затрагивающих. Например, котельная или завод не участвуют в отношениях по строительству газголдерных станций или прокладке магистральных газопроводов, которые осуществляются в развитие инфраструктуры города. Значит, не все отношения относятся к отношениям газоснабжения с участием потребителей.

С другой стороны, указанный Закон, относит к газоснабжению деятельность по "обеспечению потребителей газом". "Обеспечить" – значит создать условия. К "созданию условий" относится создание инфраструктуры газоснабжения (прокладка трубопроводов), управление ею (ст.13 Закона), осуществление контроля (диспетчерское обслуживание – ст. 13 Закона), нормирование (п.8 Правил поставки газа в РФ от 5.02.98г. №162), подзаконное правовое регулирование всех осуществляемых мероприятий на внутрикорпоративном уровне и др.

Из сказанного в двух предыдущих абзацах следует вывод, что в рамках газоснабжения необходимо различать деятельность по обеспечению газоснабжения и, собственно, отношения газоснабжения.

Деятельность по обеспечению газоснабжения характеризуется тем, что не имеет целью передачу прав на газ, в отличие от отношений газоснабжения. Такое положение влечет еще один вывод, в отношениях газоснабжения всегда присутствует потребитель, причем, это может быть потребитель, как газа, так и услуг организации по добыче, транспортировке или, хранению газа. Деятельность же по обеспечению газоснабжения предполагает вступление организации (например, собственника Единой системы газоснабжения) в различные гражданско-правовые и публично-правовые отношения с различными субъектами, кроме потребителя. Например, если договор между трестом газового хозяйства (ТГХ) и частным потребителем содержит соглашение, предусматривающее прокладку газо-трубопровода к дому за счет последнего, как условие исполнения договора газоснабжения и соглашение о снабжении потребителя газом, то в таком договоре необходимо различать нормы, относящиеся к отношениям газоснабжения (нормы о количестве, качестве, графике поставок, правах и обязанностях, технические условия и т.п. – ст. 539-547 Гражданского кодекса РФ) и нормы о деятельности по обеспечению газоснабжения (сроки прокладки трубопровода, технические характеристики, права и обязанности сторон по эксплуатации, оплата и др.). Соответственно, различается правовой режим исполнения этих двух соглашений. Здесь возникают отношения, во-первых, между ТГХ и потребителем газа по поводу прокладки трубопровода и снабжения газом, а, во-вторых, отношения между ТГХ и Госгортехнадзором (п.2,3 Положения о Федеральном горном и промышленном надзоре России утв. Указом Президента РФ от 18.02.93г. №234).

В законе "О газоснабжении в РФ" в статье 2 произошло смешение двух, как мы выяснили, разных понятий: 1.деятельности по обеспечению газоснабжения и 2. отношений газоснабжения, т.к. сказано: "газоснабжение – одна из форм энергоснабжения, представляющая собой деятельность по обеспечению потребителя газом, в том числе деятельность по…добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа". В соответствии с нормой Закона транспортировка, добыча, хранение и поставка газа, как самостоятельные операции, являются составными частями деятельности по обеспечению потребителей газом. Такой вывод следует из того, что в определении газоснабжения (ст.2) сказано: "…в том числе деятельность по … добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа". "В том числе" – означает "в числе других составных частей какого-то явления, понятия", то есть добыча, транспортировка, хранение и поставка – по Закону не полный перечень иных частных проявлений деятельности по обеспечению потребителей газом, что представляется не совсем верным.

Такая неточность законодателя не влечет за собой какие-то серьезные правовые последствия, но создает неверное представление о природе и содержании правоотношений, составляющих газоснабжение.

Представляется более верным использование вместо выражения "в том числе" иное, например "а так же".

Теперь перейдем непосредственно к предметам отношений газоснабжения: добыче, транспортировке и хранению газа, которые могут рассматриваться в двух аспектах: во-первых, как внутрихозяйственная операция (обеспечение газоснабжения), а, во-вторых, как хозяйственная деятельность во исполнение гражданско-правовых или публично-правовых обязанностей (отношения газоснабжения).

Так, добыча газа в первом значении представляет собой совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, проводимых с целью получения газа непосредственно из недр, иных аналогичных природных источников или получения его как продукта переработки сырья.

Во втором значении добыча – это совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, производимых с целью получения прав на газ, или с целью передачи прав на газ иным лицам во исполнение гражданско-правовой или публично-правовой обязанности.

О транспортировке газа можно рассуждать с тех же позиций:

как о чисто технической транспортировке (внутрихозяйственной) - это совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, проводимых с целью перемещения принадлежащего ей газа, совершаемых без передачи прав на газ другому лицу, или без принятия прав на газ от другого лица.

как о деятельности газотранспортной организации (абз.6 ст.2 Закона о газоснабжении) – совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, проводимых с целью перемещения газа, принадлежащего ей самой или другой организации, третьему лицу, совершаемых во исполнение гражданско-правовых или публично-правовых обязанностей, и сопровождаемых передачей прав на перемещаемый газ.

Хранение газа:

технический процесс – как совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, проводимых с целью собирания и сбережения принадлежащего ей газа в хранилищах, совершаемых без передачи прав на газ, другому лицу или без принятия прав на него от другого лица;

как правоотношения - это совокупность осуществляемых организацией технических, организационных и правовых операций, урегулированных нормами права, проводимых с целью собирания и сбережения газа, принадлежащего ей или другой организации, совершаемых во исполнение гражданско-правовых или публично-правовых обязанностей, и сопровождаемых передачей прав на хранимый газ.

Не трудно заметить, что все три охарактеризованные вида деятельности в их первых значениях осуществляются только внутри самой организации, то есть без передачи прав на газ другому лицу и, по сути, не являются отношениями газоснабжения, т.к. здесь фигурирует только один субъект – добывающая организация (газотранспортная, газохранящая организация) и только он обладает правами на добытый продукт. Но это не значит, что в процессе добычи – транспортировки – хранения не возникают правоотношения. В соответствии с пунктами 4.1., 4.2., 4.3., 4.4., 4.5. Положения о порядке выдачи специальных разрешений (лицензий) на виды деятельности, связанные с повышенной опасностью промышленных производств (объектов) и работ, а также с обеспечением безопасности при пользовании недрами (утв. Постановлением Госгортехнадзора РФ от 3.07.93г. №20), а так же подпунктами 1.1.1., 1.1.2, 1.1.3.,1.1.4., пункта 1.1.; подпунктом 1.2.2. пункта 1.2.; подпунктом 2.1.1. пункта 2.1.; подпунктами 2.2.1.; 2.2.4. пункта 2.2. Приложения 1 (Виды деятельности на проведение которых выдается специальное разрешение (лицензия) органами Госгортехнадзора России) к указанному Положению, разделом 16 (Основные права владельцев лицензий) Положения о порядке лицензирования пользования недрами (утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 15.07.92г. №3314-I), пунктами 1.8., 1.11. раздела 1 (Общие положения) Правил учета газа (утв. Минтопэнерго РФ от 14.10.96г.) и другими многочисленными нормативно-правовыми актами на газодобывающую (транспортирующую, хранящую) организацию возлагаются различные публично-правовые обязанности, что свидетельствует о наличии публично-правовых (чаще всего контрольных или надзорных) правоотношений.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что отношения газоснабжения характеризуются так же тем, что на момент начала добычи, транспортировки и хранения газа должна существовать правовая обязанность организации добытчика, газотранспортной организации или организации хранителя перед потребителем (газа или услуг) на совершение соответствующей деятельности. Следовательно, добыча, транспортировка и хранение газа не всегда являются проявлениями отношений газоснабжения.

Обязанность организации перед потребителем может быть как публично, так и гражданско – правовой, в зависимости от правового статуса потребителя. Например, в соответствии с Перечнем стратегических организаций, обеспечивающих безопасность государства и финансируемых за счет средств федерального бюджета, поставки топливно-энергетических ресурсов которым подлежат гарантированной оплате за счет средств федерального бюджета и не подлежат прекращению или ограничению ниже установленных им соответствующими федеральными органами исполнительной власти лимитов в натуральном и стоимостном выражении (утв. Постановлением Правительства РФ от 17.06.98г. №601), к исправительно-трудовым учреждениям, следственным изоляторам, тюрьмам, федеральным ядерным центрам и иным объектам не может быть применено ограничение (прекращение) газоснабжения даже при неоплате потребленного газа, что свидетельствует о публично-правовой обязанности газоснабжающей организации в отношении такого субъекта.

Обязанность газодобывающей (транспортной, хранящей) организации формально закрепляется либо в договоре, либо нормативном (индивидуальном) предписании, приобретение которым юридической силы для сторон знаменует возникновение либо отношений обеспечения газоснабжения, либо самих отношений газоснабжения. Например, норма, содержащаяся в пункте 2 Положения об обеспечении доступа организаций к местным газораспределительным сетям (утв. постановлением Правительства РФ от 24.11.98г. №1370) устанавливает, что "Транспортировка газа по местным газораспределительным сетям производится на основании договора между газораспределительной организацией и поставщиком или покупателем газа...".

Существует еще один вопрос, решение которого не получило нормативного закрепления: с какого момента газ становится объектом хозяйственных правоотношений?

Для того, чтобы ответить на него, необходимо обратиться к Федеральному закону от 2.01.00г. №20-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О недрах" в части 5 статьи 9 которого сказано, что "Права и обязанности пользователя недр возникают с момента государственной регистрации лицензии на пользование участками недр…". Следовательно, право использовать результаты своей деятельности, в том числе добытое минеральное сырье, в соответствии с лицензией и действующим законодательством или соглашением о разделе продукции, закрепленное пунктом 3 части 1 статьи 22 Закона "О недрах" так же возникает именно с момента государственной регистрации лицензии. Как может показаться, эта норма закона однозначно устанавливает момент возникновения прав на добытый из недр газ, но это только на первый взгляд. На самом же деле, она разрешает проблему только наполовину, т.к. не определяет, с какого момента минеральное сырье считается добытым, а, следовательно, с какого момента организация приобретает на него права и может им распоряжаться по своему усмотрению.

Важная роль в разрешении данной проблемы принадлежит самому закону "О недрах", в части 2 статьи 6, части 1 статьи 7 и названиях статей 9,10, 11,12 которого сказано, что участки недр предоставляются лицензиатам только в пользование, а не владение или распоряжение. Участки недр, в соответствии с Законом (ст.7) предоставляются в виде горных отводов, порядок предоставления которых установлен Инструкцией о порядке предоставления горных отводов для разработки газовых и нефтяных месторождений (утв. постановлением Госгортехнадзора РФ от 11.09.96г. №35), в пунктах 1.3. и 1.5. которой закреплено, что горные отводы предоставляются на основании лицензии на пользование недрами. Право пользования, как известно, заключается в возможности использования полезных свойств вещи и, чаще всего, осуществляется вместе с правомочием владения, хотя так называемое "использование машинного времени" (работа с ЭВМ на рабочем месте ее собственника) представляет собой пользование "в чистом виде".

На праве пользования у лицензиата находится участок недр, а, значит, и содержащийся в нем газ. Следовательно, право пользования газом, даже до его извлечения у лицензиата имеется. Право же свободно использовать результаты своей деятельности, в том числе добытое минеральное сырье, то есть право собственности на него, возникает лишь после извлечения из недр.

Из всего вышесказанного следует, что минеральное сырье (газ) не может считаться добытым до того времени, пока оно находится внутри предоставленного лицензиату участка недр, иными словами "ниже почвенного слоя, а при его отсутствии – ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков…". Обоснованием этого является то, что, во-первых, газ будет являться составной частью этого участка, принадлежащего лицу только на праве пользования, а это значит, что до извлечения сырья никаких прав владения и распоряжения на газ у него нет. Во-вторых, горный отвод и содержащийся в нем газ можно рассматривать как единую неделимую вещь (ст.133 ГК РФ), поскольку, извлечение из отвода газа влечет истощение первого, изменяет его хозяйственное назначение и использование его для добычи газа в будущем становится невозможным. Если участок недр является неделимой вещью, на него распространяется единый правовой режим государственного владения и распоряжения, как и на все недра, а это значит, что получить права владения и распоряжения на газ можно лишь изъяв его у государства, то есть из недр. И, в-третьих, до извлечения, с газом будет невозможно осуществлять какие-либо хозяйственные операции в силу правовых и технических причин.

Отдельного внимания заслуживает последний из пяти перечисленных в статье 2 Закона "О газоснабжении в Российской Федерации" элементов деятельности по обеспечению потребителей газом – поставка газа. Понятие "поставка газа", может быть истолковано применительно к Закону только, как передача прав на газ в силу гражданско- или публично-правовых обязательств, т.е. как прежде всего правовая, нежели техническая операция. Причем, в случаях предусмотренных законом или договором, передача сопровождается мероприятиями по добыче, транспортировке и хранению газа, что обусловлено технологией, а так же физической природой объекта отношений между субъектами, но в понятие "поставка газа" эти мероприятия законодателем включены не были, т.к. именно правовая сторона действий составляет основу поставки газа.

Можно выделить следующие индивидуализирующие признаки гражданско-правовой поставки: во-первых, согласно статье 506, поставку может осуществлять только предприниматель, а во-вторых, целью поставки газа не может быть личное, семейное, домашнее и иное подобное его использование. В свете вышеизложенного, становится совершенно очевидно, что договор поставки имеет ограниченную сферу применения как правовой регулятор отношений газоснабжения в России, т.к. его требования распространяются лишь на стадии процесса "добыча газа – передача прав на газ субъекту, использующему его не для личных (домашних) целей" и в части 1 указанных Правил поставки газа в Российской Федерации (утв. постановлением Правительства РФ от 5.02.98г. №162) содержится указание на то, что их требования распространяются только на отношения поставки газа через трубопроводные сети между юридическими лицами.

Получается, что отношения между Государственными унитарными предприятиями и конечными индивидуальными потребителями (использующими газ в личных целях) не могут быть оформлены договором поставки, что вполне соответствует сложившейся практике. Правда возникает вопрос, какой правовой статус имеют отношения, когда частного потребителя снабжают газом в баллонах, как это делается в некоторых селах? Такой договор нельзя отнести ни к договору поставки, т.к. газ используется в этом случае в личных (домашних) целях, ни к договору энергоснабжения, поскольку снабжение газом осуществляется без использования газораспределительной сети. Скорее всего, к таким отношениям следует применять правила договора розничной купли-продажи и аренды газобаллонного оборудования.

С невозможностью применения договора поставки к отношениям передачи газа для личного (домашнего) использования связано, нелогичное на наш взгляд, решение закона "О газоснабжении в Российской Федерации". В статье 2 этого Федерального закона сказано, что "газоснабжение-….деятельность по обеспечению потребителей газом..". Приведенная формулировка вызывает вопрос: кто может быть потребителем газа в отношениях газоснабжения? Согласно все той же второй статье "потребитель газа (абонент, субабонент газоснабжающей организации) – юридическое или физическое лицо, приобретающее газ у поставщика и использующее его в качестве топлива или сырья". Следует заметить, что ни слова не сказано об ограничении, установленном в статье 506 ГК РФ относительно ограничения целей использования поставленного газа потребителем, что может повлечь неверное толкование нормы закона, ведь газ в качестве топлива используется и в "домашнем" хозяйстве.

Подводя итог изложенному скажем, что понятие поставки газа, в той интерпретации, в которой оно использовано в законе, можно толковать как любую форму договорных и административных обязательств по передаче права на газ, с ограничениями, предусмотренными правовыми актами и природой используемых договоров.

Необходимо отметить еще один, не отраженный в законе момент, играющий всеохватывающую роль в рассматриваемых отношениях. Поскольку газоснабжение – это всегда гражданские или публичные обязательственные отношения между двумя субъектами, то они прямо или косвенно регулируются правом, которое, таким образом, становится их неотъемлемой частью.

Необоснованно, на наш взгляд, была обделена вниманием законодателя и корпоративная сторона деятельности по обеспечению газоснабжения и отношений газоснабжения, ведь их осуществление без трудового участия человека выраженного в различных формах и, в некоторых случаях, участия других организаций невозможно. Потому, корпоративные отношения так же входят в отношения газоснабжения. Правда, необходимо отметить, что указанные в двух последних абзацах элементы присущи всем отношениям и не специфицируют газоснабжение каким-либо образом.

Закон обошел вниманием и контрольные отношения, возникающие при газоснабжении. Например, в соответствии с пунктом 4 Положения об обеспечении доступа организаций к местным газораспределительным сетям, утвержденным постановлением Правительства РФ от 24.11.98г. №1370 доступ организаций к местным газораспределительным предоставляется при наличии соответствия качества и параметров поставляемого газа требованиям действующей нормативно-технической документации. Такое положение указывает на наличие контрольных отношений в отношениях газоснабжения.

.

 


Прочитавших: 8231 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События





Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты