Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Уменьшение несоразмерной неустойки: Новые правила применения статьи 333 Гражданского кодекса РФ

В октябре 2011 года Высший арбитражный суд РФ (далее – ВАС) опубликовал на своем сайте проект постановления пленума ВАС «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Проект).

09.12.2011Lidings, www.lidings.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Как следует из его названия, Проект разъясняет ряд моментов, связанных с применением арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса, согласно положениям которой, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

До настоящего времени практика применения указанной нормы Гражданского кодекса формируется в контексте информационного письма президиума ВАС от 14.07.1997 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Обзор 1997 г.).

Проект во многом отходит от положений Обзора 1997 г. и, по сути, предлагает судам по-новому взглянуть на необходимость снижения размера неустойки по причине ее явной несоразмерности.

Порядок применения

В качестве основного правила п.1 Обзора 1997 г. устанавливает, что арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. При этом вопрос о применении ст. 333 Гражданского кодекса может быть решен в любой инстанции.

Таким образом, арбитражные суды оставляли за собой широкую свободу усмотрения в вопросе снижения неустойки, то есть изменения договорного обязательства, возникшего на основании свободного изъявления воли сторон.

На практике возможность снижения суммы неустойки широко использовалась арбитражными судами по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела1.

Проект, в свою очередь, признает неверность такого подхода и предлагает изменить правила применения ст. 333 Гражданского кодекса.

С отсылкой к закрепленному в ст. 1 Гражданского кодекса принципу диспозитивности ВАС теперь предлагает судам применять норму ст. 333 Гражданского кодекса и снижать размер неустойки при соблюдении следующих основных ограничений:

1) только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика (п. 1 Проекта);
2) только при рассмотрении дела в суде первой инстанции (п. 3 Проекта); и
3) только если подлежащая уплате неустойка не была перечислена должником добровольно (п. 5 Проекта).

Таким образом, ВАС, с одной стороны, решил ограничить свободу усмотрения судов в той части, где такая свобода усмотрения вступает в конфликт со свободой усмотрения сторон самостоятельно определять условия договора (в том числе и применительно к устанавливаемым в договоре санкциям, мерам обеспечения исполнения обязательств); с другой стороны, очевиден сигнал к ответчикам, которые должны быть теперь более внимательны при формулировании своей изначальной позиции, и которым практически не оставлено более свободы для маневра в применении ст. 333 Гражданского кодекса.

Требование о снижении неустойки как явно несоразмерной должно быть заявлено сразу, в суде первой инстанции; апеллировать же к судам высших инстанций на более поздних стадиях по поводу того, что суды «сами не догадались» применить ст. 333 Гражданского кодекса, в соответствии с Проектом будет недопустимо.

Критерии явной несоразмерности

В соответствии с диспозицией ст. 333 Гражданского кодекса, неустойка может быть уменьшена судом лишь в том случае, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Таким образом, одно из обстоятельств, которые с необходимостью должны иметь место для целей применения ст. 333 Гражданского кодекса, – это явная несоразмерность неустойки.

Сложившаяся практика предлагает считать в качестве признаков явной несоразмерности, например, чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательств и др. (п. 2 Обзора 1997 г.).

Проект в этой связи руководствуется лишь соотношением, с одной стороны, начисленной неустойки (фактическая величина) и, с другой стороны, возможным размером убытков, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства (предполагаемая величина). При этом возможный размер убытков должен быть значительно ниже фактически начисленной неустойки (п. 1 Проекта).

Очевидно, что в Проекте так и не удалось сформулировать объективные критерии для оценки явной несоразмерности применительно к ст. 333 Гражданского кодекса.

Наличие в тексте Проекта вместо этого оценочных категорий (возможный размер убытков, значительное превышение), которые допускают субъективное толкование, позволяет сделать вывод, что в целях применения ст. 333 Гражданского кодекса определение явной несоразмерности и в дальнейшем будет зависеть в решающей степени от конкретных обстоятельств дела, нежели чем от неких четких заранее заданных параметров.

В вопросе о пределах применимости ст. 333 Гражданского кодекса п. 6 Проекта предусматривает, что суд должен рассматривать вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств исходя из общей суммы штрафа и пеней.

В этом отношении п. 4 Обзора 1997 г. в настоящее время предлагает судам также учитывать проценты, уплаченные или подлежащие уплате истцу в соответствии с действующим законодательством (в частности, проценты за пользование заемными средствами).

Однако Проект ясно дает понять, что для решения вопроса о применении ст. 333 Гражданского кодекса проценты роли не играют – будь то проценты по договору займа (ст. 809 Гражданского кодекса) либо проценты как мера ответственности (ст. 395 Гражданского кодекса). То есть неустойка, являющаяся способом обеспечения исполнения обязательства, логически отделяется и от основного обязательства, и от мер ответственности за неисполнение обязательства.

Доказывание явной несоразмерности

Следует отметить, что Проект исходит из презумпции соразмерности неустойки, установленной в силу существующего между сторонами обязательства. В целях уменьшения судом размера неустойки по ст. 333 Гражданского кодекса факт явной несоразмерности должен быть доказан. При этом бремя доказывания лежит на ответчике (как на стороне, обязанной выплатить неустойку и ходатайствующей о снижении размера неустойки).

До сих пор однако суды, сталкиваясь с применением ст. 333 Гражданского кодекса, склоняются к распределению бремени доказывания таким образом, чтобы истец, как взыскатель неустойки, доказывал суду наличие фактически понесенных (а не возможных) убытков2.  

Предпочтение судов принимать во внимание фактически имеющийся ущерб, а не потенциально возможные убытки объясняется тем, что суды отождествляют неустойку с компенсационной, а не карательной мерой3.  Из этого можно сделать вывод, что суды рассматривают неустойку именно как меру ответственности.

Однако же такой подход на самом деле не основывается на действующем законодательстве. Компенсационный (т.е. не-карательный) характер присущ ответственности по гражданско-правовым обязательствам.

В то же время, неустойка является не мерой ответственности4,  а одним из способов обеспечения исполнения обязательств5  (и вспомогательно – одним из способов защиты гражданских прав6).

Таким образом, неустойка исполняет скорее обеспечительную функцию, нежели компенсационную.

Представляется, что как мера обеспечения, неустойка направлена на то, чтобы должнику было невыгодно нарушать взятое на себя обязательство, а не на то, чтобы в случае такого нарушения кредитор мог за ее счет компенсировать свои убытки (вопросы компенсации убытков в Гражданском кодексе регулируются вне каузальной зависимости от неустойки; более того, само понятие неустойки, закрепленное в ст. 330 Гражданского кодекса, отграничивает ее от категории убытков).

Пункт 1 Проекта, говоря о возможном размере убытков кредитора как об одном из аспектов доказывания, как представляется, задает, таким образом, вектор для изменения подхода к оценке характера неустойки именно как обеспечительной меры (а не меры компенсационного характера) в последующей судебной практике.

В тексте Проекта ВАС остается последователен в вопросе касательно допустимых доводов, которые ответчик может привести в обоснование своего требования о применении ст. 333 Гражданского кодекса.

Еще в п. 2 Обзора 1997 г. указывалось, что основанием для применения ст. 333 Гражданского кодекса может служить только установление явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, а не иные какие-либо иные обстоятельства (как, например, тяжелое экономическое положение ответчика).

Проект развивает эту идею и устанавливает, что обстоятельства, не связанные непосредственно с явной несоразмерностью неустойки, сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки. Однако же такие обстоятельства могут быть приняты во внимание судом как дополнительные факторы, вынуждающие ответчика ходатайствовать о применении ст. 333 Гражданского кодекса7.

Минимальный порог

Отголосок идеи о компенсационной природе неустойки можно усмотреть в тех положениях Проекта, которые посвящены определению допустимого минимального порога для случаев, когда снижение неустойки все же признается судом правомерным.

Так, ВАС признает в п. 2 Проекта, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами, но в то же время никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Руководствуясь этим соображением, Проект (п.2), с одной стороны, дает понять, что уменьшение судом размера неустойки до нуля в порядке ст. 333 Гражданского кодекса недопустимо.

С другой стороны, в качестве минимального значения для расчета суммы неустойки после ее снижения судом предлагается некий средний размер платы по кредитам, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушенного денежного обязательства (и в любом случае не ниже чем учетная ставка ЦБ РФ).

Подобная привязка минимальных пороговых значений для уменьшения судом неустойки позволяет сделать вывод, что при установлении таких минимальных порогов основной мыслью была как раз мысль о необходимости компенсировать истцу его потери в связи с нарушением ответчиком своего обязательства.

Однако, как представляется, этого еще недостаточно, чтобы утверждать о компенсационном характере неустойки в целом.

В данном случае Проект, скорее, утверждает, что даже после уменьшения судом неустойки в порядке ст. 333 Гражданского кодекса размер такой неустойки должен, по крайней мере, быть достаточным для компенсации потерь истца.

Иначе говоря, компенсационная компонента – это лишь составляющая часть в сумме неустойки, которая определяет минимальное значение для неустойки после применения к ней положений ст. 333 Гражданского кодекса; основное же наполнение неустойки – как способа обеспечения исполнения обязательств – имеет иную, не-компенсационную, природу.

Опубликовано: Журнал "Слияния и поглощения" № 12, декабрь 2011.

_________

1См., напр.:
•постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 31.01.2011 № КГ-А40/17073-10 по делу № А40-30567/10-65-200, от 01.09.2011 № КГ-А40/7663-11 по делу № А40-114283/10-32-1007;
•постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2010 № 18АП-650/2010 по делу № А34-7198/2009, от 31.03.2010 № 18АП-1721/2010 по делу № А76-36912/2009, от 10.02.2011 № 18АП-448/2011 по делу № А07-15813/2010 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.05.2011 № Ф09-1822/11-С5),
•постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2010 № 07АП-5082/10 по делу № А27-734/2010, и др.
2См., например, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2011 по делу № А43-24899/2010, оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.06.2011 по делу № А43-24899/2010.
•3Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2011 № 15АП-3698/2011 по делу № А32-27334/2010,
•постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.05.2011 по делу № А43-- 14581/2010,
•постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.05.2011 № КА-А40/3969-11 по делу № А40 - 101404/10-38-501.
4См. главу 25 Гражданского кодекса «Ответственность за нарушение обязательств»
5Пункт 1 ст.329 Гражданского кодекса
6Статья 12 Гражданского кодекса
7Пункт 1 Проекта. Следует в этой связи отметить, что на необходимость комплексного анализа всех факторов, сопровождающих нарушение стороной обязательств по договору, указывалось еще в п. 42 совместного постановления пленумов ВАС и Верховного суда РФ № 6/8 от 1.07.96.         

 


Прочитавших: 5867 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты