Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Если друг оказался вдруг

Совместные предприятия в российской практике, конфликты между их участниками, модели поведения и типичные ошибки сторон.

24.12.2015Goltsblat BLP, www.gblplaw.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Совместное предприятие как экономическое явление и юридический термин

Советская экономическая система, выстроенная в послевоенное время, подразумевала наличие единственного собственника средств производства и производственных фондов в лице государства. Ни о каких совместных предприятиях, если не считать ими межгосударственные торговые и производственные объединения, в таких условиях, речи, разумеется, идти не могло. Однако реформы, которые руководство СССР провело во второй половине 1980-х годов, позволили гражданам сначала легально заняться индивидуальной предпринимательской деятельностью, а затем перейти к созданию коллективных форм хозяйствования, которыми стали производственные кооперативы, первые СП эпохи поэтапного разгосударствления экономики.

Сам термин «совместное предприятие» в сознании многих закрепился как некий рудимент переходного периода конца 80-х – начала 90-х годов. Это понятие и в юридической практике, и в обиходе символизировало приход на российский рынок известных и не очень иностранных компаний и корпораций, которые достаточно активно осваивали новый развивающийся рынок и помогали строить совместный бизнес под новой красивой вывеской.

В формате СП в те годы создавались самые различные партнерства – от крупных заводов и фабрик до ларьков с фастфудом на вокзалах. И пусть в последнем случае использование аббревиатуры «СП» выглядело достаточно забавным, но коммерческая и юридическая его суть подобным брендированием не умалялась. За исключением, пожалуй, случаев, когда совместный российско-итальянский подвал, торгующий «новинками миланской моды», открывали не итальянцы, и даже не россияне, а модная приставка к названию фигурировала исключительно в целях привлечения ориентированного на все иностранное потребителя.

При этом многие экономические словари и прикладные научные работы и в советские годы, и даже сейчас, оперируют понятием совместного предприятия как обозначающим объединение предпринимателей различных стран[1]. На наш взгляд, это несколько сужает и экономический, и юридический его смысл. Ведь совместным предприятием (в западной бизнес-лексике – joint venture) может быть абсолютно любой проект, соединяющий капитал или усилия нескольких участников, будь то, например, трансграничная публичная компания, инвестирующая в добычу углеводородов, или созданное однокурсниками ООО, занимающееся бытовым ремонтом чайников.

Партнерство как база для противоречий

Партнерство в бизнесе практически всегда является способом преодоления трудностей, которые испытывает одна или несколько сторон будущего совместного предприятия, помноженных на желание вырастить проект или, что более актуально в любой кризис, его сохранить. Трудности у инициатора партнерства необязательно должны быть финансовыми, хотя необходимость привлечения внешнего финансирования, пожалуй, стабильно остается одной из самых популярных причин создания СП. Однако спектр потребностей в привлечении соинвестора деньгами далеко не ограничен. Кто-то ищет в партнерстве доступ к опыту и технологиям, кто-то – к ценным связям и знаниям, кто-то – к необходимым для качественного развития или экспансии активам.

Синергетический эффект объединения бывает сильным и долговечным, позволяет совершить настоящий прорыв, но случается, что ничего кроме разочарования и головной боли участие в СП одному или нескольким его участникам не приносит. Тогда первоначальные трудности, связанные с ограниченностью ресурса, сменяются трудностями взаимопонимания и разделения полномочий. Разумеется, история знает достаточно примеров многолетних и даже вековых партнерств, надолго переживших своих отцов-основателей, но и ситуаций, когда совместные предприятия распадались или даже уничтожались вследствие конфликта между партнерами также немало.

Причины таких конфликтов кроются как в чистом бизнесе, так и в психологии взаимоотношений, и в последнем случае корпоративный спор зачастую приобретает черты семейной ссоры, иногда заканчивающейся болезненным разводом.

Причины конфликтов в СП

Ниже мы попытались выделить основные, наиболее часто встречающиеся в практике, причины конфликтов между участниками совместных предприятий.

1.     Различия в оценке партерами своих ролей в СП и потенциальных выгод от ведения совместного бизнеса.

В качестве примеров здесь можно привести как громкие корпоративные споры между акционерами ряда крупных российских компаний, так и нередкие разногласия в совместных предприятиях с участием институциональных и иных портфельных инвесторов. В первом случае со стороны отдельных собственников звучали обвинения в «ангажированности» назначенного другими владельцами менеджмента, неэффективности осуществляемого таким менеджментом операционного управления и сознательном умалении роли крупных акционеров в принятии важных решений. Во второй группе споров характерны претензии некогда единоличных собственников бизнеса, которые ожидают пассивной роли привлеченного портфельного инвестора и жалуются затем на излишнюю его вовлеченность в текущее управление и существенное снижение скорости принятия решений вследствие бюрократизации процессов.

2.     Разница в видении стратегии развития СП

Применительно к этой категории споров нельзя не упомянуть шумные конфликты между акционерами отечественных сотовых операторов, связанные со стратегией географического развития, а также споры участников известных добывающих предприятий, порожденные недовольством отдельных собственников закупочной и сбытовой политикой, размером дивидендов и формированием пула так называемых квазиказначейских акций, оказывающих влияние на результаты голосования при проведении собраний акционеров.

3.     Существенные различия корпоративных культур и культурная дистанция

Здесь можно вспомнить достаточно обширный список примеров из практики, когда иностранные инвесторы были не готовы мириться с реалиями российского бизнеса, в том числе с влиянием на условия его ведения со стороны государственных структур, которые прямо или косвенно поддерживали российскую сторону СП.

4.     Кризис личных отношений между ключевыми менеджерами и бенефициарами

Каждому, наверное, знакома ситуация, когда «такую личную неприязнь испытываю, что кушать не могу». Подобная конфронтация на межличностном уровне в рамках корпоративного спора, в особенности, если сторонами являются совместно управляющие бизнесом собственники, становится, как правило, его высшей точкой. На практике переход к ней гарантированно разрушает привычную конфигурацию совместного бизнеса – партнеры либо расходятся вовсе, либо один из них дистанцируется от проекта и перестает играть в нем активную роль.

Спорные вопросы и проблемы оформления договоренностей

Упомянутые причины проецируют разногласия в двух ключевых областях – управление и финансы, в результате чего споры переходят из концептуальной в юридическую плоскость и нередко порождают опасные для функционирования СП тупиковые ситуации, связанные с невозможностью принятия корпоративных решений.

Стороны на практике активно спорят об эффективности менеджмента и о том, чей из двух генеральных директоров[2] управляет лучше. Спорят по содержанию бизнес-планов и критикуют отчеты об их исполнении, зачастую оставляя СП без документа, в соответствии с которым оно должно жить, а генеральный директор совершать сделки и тратить деньги. Спорят о соблюдении порядка избрания совета директоров, затем спорят через представителей в совете директоров и, наконец, спорят по решениям совета директоров и мере ответственности его членов.

Еще более активно в непростые экономические времена участники СП ссорятся по вопросам фондирования совместных проектов, как в части прямого предоставления средств партнерами, так и об условиях выдачи поручительств, залогов и других обеспечений, которые часто требуются для привлечения внешних заимствований. Ссорятся много и по вопросам выплаты дивидендов, когда одному из партнеров срочно нужны деньги на спасение находящегося за периметром СП бизнеса, а другой партнер хочет реинвестировать прибыль в совместный проект.

Разумеется, замечательно, если между заинтересованными сторонами существуют жесткие и понятные (не путать с понятийными) договоренности, вдвойне замечательно, если они грамотно и четко изложены в юридически обязывающих документах. Но, как показывает практика, реальное положение дел в этой части от идеала далеко. Это касается как чисто российских совместных предприятий, опирающихся подчас лишь на нормы устава в части регулирования обязательств участников, так и сложных многоуровневых структур, где сторонами заключены соглашения акционеров, традиционно и в большинстве случаев подчиненные английскому праву.

Далеко не всегда обязательства сторон по управлению и финансированию являются прозрачными и напрямую следуют из корпоративных или контрактных документов, утвержденных или заключенных на стадии создания общей компании. Зачастую это связано с тем, что партнеры в «хорошие» времена полагались как раз на те самые понятийные договоренности друг с другом или с тем, что положения документов, посвященные ведению совместного бизнеса, при создании СП готовились не юристами, а бизнес-переговорщиками.

Зачастую ситуация может осложнятся еще и тем, что сторона в сделке утаивает от своего партнера реальные цели, пытаясь замаскировать обязательства декларативными положениями в обязывающих документах, касающихся СП. Истинные намерения иногда скрываются даже от собственных юридических консультантов, что совершенно не способствует достижению рабочей эффективности соглашений. Хотя хороший юрист почти всегда может нужным образом модифицировать документы под конкретную структуру сделки, понимая в полной мере суть задачи, поставленной клиентом, и договоренностей, достигнутых сторонами.

Ровно так же, впрочем, проблемы возникают, и когда консультанты, руководствуясь благими намерениями, включают в условия максимально широкие обязательства, не обеспечив необходимых механизмов их реализации, которыми, что очень важно для рассматриваемой категории дел, практически всегда являются корпоративные процедуры. А ведь в любом СП одной из главных задач уже на стадии его создания является создание прочных юридических конструкций, позволяющих как раз избежать конфликтов, или, если они возникают, максимально понятно и детально указывающих на способы их урегулирования. 

Все это приводит к серьезным сложностям на стадии разрешения уже возникших разногласий, увеличивая расходы обеих сторон на юридическую помощь и усложняет собственникам оценку перспектив разрешения конфликта. Неудивительно, что чем выше «ставки» в конфликте, тем более ожесточенным становится сопротивление процессуального оппонента, тем сложнее убедить его, используя даже самые разумные и обоснованные аргументы.

Модели поведения и типичные ошибки в корпоративном конфликте

Если разногласия между партнерами угрожают переходом в стадию корпоративного конфликта, вовлеченному в него участнику важно обеспечить соблюдение определенных правил поведения, что позволит, во-первых, иметь достаточное количество аргументов в суде в случае возникновения формального спора, а, во-вторых, что политически немаловажно, обладать репутационным преимуществом перед оппонентом. Безусловно, свод таких правил варьируется от одного конфликта к другому, но мы полагаем важным выделить следующие:

(i)        раннее прогнозирование потенциальных последствий конфликта для каждой его стороны и общего проекта;

(ii)       следование письменным договоренностям;

(iii)      добросовестность поведения, отказ от действий, явно направленных на причинение вреда другой стороне и особенно СП (что особенно важно с учетом недавно внесенных изменений в гражданское законодательство);

(iv)      формирование арсенала аргументов в виде прямых и косвенных доказательств о наличии договоренностей по спорному вопросу и их выполнении/ нарушении;

(v)       выбор правильного способа защиты прав и правильной юрисдикции рассмотрения спора; и наконец,

(vi)      демонстрация мирных намерений и вариативность предложений о внесудебном урегулировании конфликта.

При этом очень важно помнить, что «красивая» модель собственного поведения не должна усыплять бдительность и давать основания ожидать применения аналогичной тактики оппонентом. Довольно часто встречаются ситуации, когда имеющая сильную исходную правовую и коммерческую позиции сторона уступала тактическое преимущество в споре, уповая на понятийные договоренности и добросовестность партнера и существенно недооценивая его возможности и ресурсы. Как в любом конфликте, здесь важно соблюдать баланс умиротворяющих и агрессивных, но легально обоснованных, действий и инструментов воздействия.

Разумеется, и это не реклама профессии авторов статьи, одним из решающих факторов успеха является юридическая подготовка к спору. Здесь как с заболеванием – чем раньше будет приглашен квалифицированный доктор, тем меньше риск осложнений и тем больше возможностей разобраться с проблемой самым эффективным способом. При этом нужно обязательно помнить и о том, что «доктора» необходимо снабдить подробным анамнезом, и только тогда его помощь будет действенной. Обнаружить забытый когда-то в сейфе договор, меняющий диспозицию по делу, это даже хуже чем вспомнить об аллергии на лекарства после начала их приема.

В ситуации корпоративного конфликта, даже на его самой начальной стадии, для каждой из сторон очень важно правильно разрешить дилемму – прекращать ли СП и вести бизнес единолично, либо стараться сохранить партнерство, несмотря на текущие противоречия. Иными словами, с учетом остроты назревающего или уже возникшего спора и сопутствующих изменений во взаимоотношениях с партнером, каждая из вовлеченных сторон должна задать себе вопрос «А есть ли совместная жизнь после конфликта?»

Антон Ситников, Партнер, Руководитель Корпоративной практики/ слияния и поглощения

Антон Панченков, Руководитель группы Корпоративной практики/ слияния и поглощения

Goltsblat BLP, российская практика международной юридической фирмы Berwin Leighton Paisner

 

[1]        См., например, «Рекомендации по подготовке и обоснованию предложений о создании и деятельности совместных предприятий на территории СССР» под ред. профессора И.П. Фаминского. — М.: Внешторгиздат, 1989; Большой экономический словарь — Институт новой экономики. А.Н. Азрилиян. 1997.

[2]        В сентябре 2014 года вступили в силу поправки к главе 4 части I ГК РФ, в числе которых есть новелла, позволяющая назначать в юридических лицах несколько единоличных исполнительных органов одновременно.

 


Прочитавших: 4022 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты