Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Арбитражные суды Московского округа подтвердили правомерность применения НДС к реализации дополнительного функционала онлайн-игр

Максим Али, юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям «Качкин и Партнеры», выразил свое экспертное мнение по очередной завершившейся стадии спора между ООО «МЭЙЛ.РУ ГЕЙМЗ» и ИФНС № 14 по городу Москве.

24.06.2015Адвокатское бюро "Качкин и партнеры", Санкт-Петербург, www.kachkin.ru
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

18.06.2015 закончилась очередная стадия судебного разбирательства между ООО «МЭЙЛ.РУ ГЕЙМЗ» (далее также – заявитель) и ИФНС № 14 по городу Москве. По результатам рассмотрения кассационной жалобы ООО «МЭЙЛ.РУ ГЕЙМЗ» Арбитражный суд Московского округа оставил без изменения решение Арбитражного суда города Москвы от 24.11.2014 по делу № А40-91072/14-90-176 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2015 по тому же делу, которыми признано правомерным доначисление налоговым органом НДС по операциям Заявителя, связанным с реализацией дополнительного игрового функционала в онлайн-играх.

Юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям АБ «Качкин и Партнеры» Максим Али напоминает, что суть спора между ООО «МЭЙЛ.РУ ГЕЙМЗ» и ИФНС № 14 состоит в  следующем. Заявитель предоставляет физическим лицам на основании лицензионных соглашений возможность играть в онлайн-игры (например, «Warface», «RIOT», «Пара Па: Город Танцев», «Last Chaos», «Jade Dynasty», «Точка Отсчета»). Игровой процесс происходит на серверах заявителя после установки пользователем специального клиентского программного обеспечения, которое, как и сам игровой процесс, является для пользователя бесплатным. Однако за отдельную плату, которая вносится через агрегаторов платежей в виде реальных денежных средств, конвертируемых в специальную внутриигровую (виртуальную) валюту, пользователь может получить доступ к так называемому дополнительному функционалу игры (далее – ДФИ), под которым понимаются: способности персонажей, игровые предметы и аксессуары, игровые монеты, и другие внутриигровые блага, позволяющие ускорить развитие игрового персонажа.

Заявитель полагал, что ДФИ фактически представляет собой расширенную версию игрового программного обеспечения, которая предоставляется пользователю по лицензионному соглашению, а, следовательно, реализация ДФИ не подлежит обложению НДС на основании пп. 26 п. 2 ст. 149 Налогового кодекса РФ. Позиция Заявителя основывалась на том, что правомерный доступ к программному обеспечению в расширенной части обусловлен внесением дополнительной платы пользователем, что позволяет квалифицировать рассматриваемые отношения в качестве лицензионных.

С заявителем не согласился налоговый орган, посчитав, что предоставление пользователям ДФИ в действительности является услугой, а, следовательно, подлежит обложению НДС в общем порядке по ставке 18%. Позиция налогового органа была поддержана судами трех инстанций.

Позиция налогового органа и судов состояла в том, что ДФИ не предполагает  предоставление клиенту дополнительного программного обеспечения. Необходимое программное обеспечение для осуществления игрового процесса доступно пользователю в полном объеме уже после загрузки клиентского программного обеспечения на компьютер пользователя и без внесения отдельной платы. ДФИ не представляет собой измененный или дополненный программный код, а, значит, не является самостоятельным результатом интеллектуальной деятельности, предоставление которого необходимо для квалификации соответствующих отношений и вносимых платежей как лицензионных. Налоговый орган посчитал, а суды подтвердили, что за дополнительную плату заявитель оказывает пользователю услуги, связанные с особой организацией игрового процесса, а не предоставляет клиенту право пользования результатом интеллектуальной деятельности. В этой связи суды отвергли предложенную Заявителем аналогию с обновлениями антивируса «Касперского», при котором, как указали суды, клиент получает именно измененную / дополненную версию изначального программного кода, то есть приобретает право использования новым результатом интеллектуальной деятельности. Поскольку лицензионные отношения ООО «МЭЙЛ.РУ ГЕЙМЗ» с пользователями ограничивались использованием изначально загружаемой программы-клиента, а сам игровой процесс, осуществляемый на серверах Заявителя, представлял собой услугу, суды не нашли оснований для применения льготы по НДС.

С другой стороны, вполне обоснован интерес заявителя в квалификации его отношений с пользователями в качестве лицензионных. Очевидно, что плата за ДФИ по своему экономическому смыслу является платой за программное обеспечение, разрабатываемое и поддерживаемое правообладателем. В связи с этим, как полагает Максим Али, льгота по НДС, призванная стимулировать интеллектуально емкие области деятельности, не полностью справляется со своей задачей.

Рассматриваемый спор во многом показателен с точки зрения важности применения корректных формулировок в документах, опосредующих использование программного обеспечения. Так, в подтверждение позиции налогового органа указывалось на содержание пользовательского соглашения. Данный документ, по мнению судов, содержал большое количество формулировок, характерных для договоров возмездного оказания услуг. Кроме того, действующее лицензионное соглашение с пользователями содержало, с точки зрения судов, положения, «несвойственные для лицензионного договора».

По мнению Максима Али, позиция налогового органа и судов применима и к случаям предоставления программного обеспечения по модели «SaaS» («Software-as-a-Service»). Договор «SaaS» подразумевает использование программного обеспечения, расположенного на сервере правообладателя, без необходимости записи копии программы в память ЭВМ пользователя. Типичными примерами данного вида договоров являются различные облачные сервисы (например, GoogleDrive, Dropbox), онлайн-версии офисных программ (например, MicrosoftOfficeOnline). Смысл договоров «SaaS» состоит в том, что правообладатель предоставляет клиенту возможность пользоваться программным обеспечением правообладателя, не предоставляя пользователю экземпляр программы. Иными словами, правообладатель оказывает пользователю услугу по предоставлению доступа к его программному обеспечению через Интернет, в связи с чем сложно признать лицензионный характер таких отношений.

Данный спор будет иметь существенное значение для дальнейшей практики по подобным вопросам, отмечает юрист, и стимулировать компании более скрупулезно подходить к формулированию условий соглашений с пользователями, чтобы максимально исключить риск переквалификации таких договоров в договоры возмездного оказания услуг.

 


Прочитавших: 1399 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События





Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты