Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Обмен информацией: Кто и о чем будет знать?

В связи с введением правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) специалистам FTL Advisers, Ltd. все чаще задается один и тот же вопрос: «Каким же образом новые правила будут реализовываться на практике?»

26.02.2015FTL Advisers Ltd. , www.ftl-advisers.ru
Реклама:

"Аксином": Переводческие услуги для юридического сообщества» »»

Очевидно, что  доминирующим механизмом в сложившейся ситуации станет международный обмен информацией, при этом отметим, что на данный момент между фискальными органами разных стран существует три способа обмена:

1.                  по запросу,

2.                  без запроса (т.е. спонтанный обмен информацией),

3.                  автоматический. 

Предлагаем Вам более детально рассмотреть, как и по каким критериям происходил и продолжает осуществляться обмен информацией до и после подписания Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам.

Обмен информацией до подписания Конвенции:

Обмен информацией по запросу происходит посредством следующих договоров, составленных в соответствии с одной из ниже обозначенных  моделей:

  1. Модельное соглашение ОЭСР об обмене информацией в сфере налогообложения (Agreement on Exchange of Information on Tax Matters, или Tax Information Exchange Agreements, далее - «TIEA», http://www.oecd.org/ctp/exchange-of-tax-information/2082215.pdf); или
  2. Модельная конвенция ОЭСР об избежании двойного налогообложения по налогам на доходы и капитал (Model convention with respect to taxes on income and on capital). Статья 26 данной конвенции регулирует вопросы обмена налоговой информацией (http://www.oecd.org/ctp/exchange-of-tax-information/120718_Article%2026-ENG_no%20cover%20(2).pdf).

Что касается спонтанного обмена информацией, то ни в модельном TIEA, ни в статье 26 Модельной Конвенции он не предусмотрен. Однако, в модельном TIEA упомянуто, что страны могут на свое усмотрение добавлять соответствующий пункт (отдельные TIEA такой пункт содержат).

Отметим, что страны, не являющиеся оффшорами, обычно заключают новые договоры об избежании двойного налогообложения (далее "ДИДН") по последней модели, подложенной ОЭСР, или вносят необходимые поправки в статью «Обмен информацией» (как правило, статья 26) ранее заключённых ДИДН. 

Более распространёнными соглашениями являются TIEA, в частности, они заключаются с оффшорами (ДИДН с оффшорами заключать нецелесообразно: если учесть, что налогообложения там практически нет, то и опасность двойного налогообложения в большинстве случаев отпадает). В TIEA процедура обмена налоговой информацией разработана значительно подробнее, чем в статье 26 Модельной конвенции. 

Хотели бы обратить Ваше внимание, что на данный момент Россия не имеет TIEA ни с одной оффшорной или низконалоговой юрисдикцией. Однако 14 августа 2014 года уже было утверждено «Типовое соглашение об обмене информацией по налоговым делам между Россией и иностранными государствами» (далее – «Типовое соглашение», утверждено Постановлением Правительства РФ №805). В Типовом соглашении предусмотрен обмен информацией только по запросу. Решение о подписании этого соглашения каждая юрисдикция будет принимать самостоятельно. Как правило, в интересах поддержания своего закрытого статуса оффшоры стараются уклониться от заключения подобного рода документов настолько, насколько им это позволяет текущая экономическая и политическая обстановка.

Какая же информация подлежит раскрытию в случае запроса?

Во-первых, любая информация, хранящаяся в банках или иных финансовых учреждениях, у лиц, предоставляющих номинальные услуги, агента, доверенного лица или доверительного собственника;

Во-вторых, информация о собственниках компаний, партнерств, трастов, фондов и других лиц, включая информацию обо всех участниках цепочки владения; в отношении трастов/фондов – об учредителях, доверительных собственниках/управляющих фонда и бенефициарах. Исключение составляют сведения о публичных компаниях и коллективных инвестиционных инструментах, если их получение связано с «непропорциональными затруднениями».

Запрос на получение информации составляется по специальной форме. В пункте 5 статьи 5 TIEA содержится перечень сведений, которые запрашивающая сторона должна предоставить при направлении запроса, в том числе:

¾    Заявление о том, что данный запрос информации соответствует законодательству и административной практике в юрисдикции запрашивающей стороны и что, если бы такая информация находилась в юрисдикции запрашивающей стороны, она бы могла быть получена,

¾    Заявление о том, что запрашивающая сторона предприняла все доступные меры в своей юрисдикции для получения соответствующей информации.

Заметим, что информация предоставляется не только в связи с обвинением в совершении налогового преступления, но и во всех иных случаях, когда запрашивающему государству требуется помощь в «установлении, исчислении и сборе» налогов (ст. 1 модельного TIEA). Кроме того, TIEA также предусматривает возможность приезда представителей компетентных органов на территорию запрашиваемого государства для ознакомления с материалами иили беседы с интересующими их лицами.

Однако, и TIEA, и Модельная конвенция предусматривают защиту торговой, предпринимательской, промышленной, коммерческой или профессиональной тайны, а также информации, раскрытие которой противоречило бы государственной политике (к сожалению, подчеркиваем, что банковская тайна не подлежит защите). По внутреннему законодательству иностранных государств по такому запросу суды иностранных государств сначала должны принять решение о возможности раскрытия информации.

В соответствии с гарантиями соблюдения внутренних процессуальных норм договаривающихся государств, запрашиваемая сторона не обязана, в частности:

·                    проводить административные мероприятия, противоречащие законодательству и административной практике;

·                    а также предоставлять информацию, которую нельзя получить по законодательству или в ходе обычного администрирования.

Таким образом, перечень гарантий достаточно обширен и обмен налоговой информацией зачастую оказывается неэффективным.

Несмотря на это, хотели бы заострить Ваше внимание на одном из первых случаев помощи российской налоговой со стороны иностранного налогового органа. В начале декабря 2014 г. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области отклонил жалобу российского ЗАО на решение МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам о доначислении налога на прибыль. Особенностью этого дела стало то, что ФНС России установила бенефициарного владельца голландского холдинга при помощи коллег из Нидерландов. Данный случай способен изменить всю практику в сфере обмена информацией, особенно с оншорными юрисдикциями.

Обмен информацией после подписания Конвенции:

Федеральным законом №325-ФЗ от 4 ноября 2014 г. Россия ратифицировала Конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым делам, подписанную еще в 2011 году (далее «Конвенция», http://www.keepeek.com/Digital-Asset-Management/oecd/taxation/the-multilateral-convention-on-mutual-administrative-assistance-in-tax-matters_9789264115606-en#page7). Сама Конвенция вступит в силу для России только через 3 месяца после того, как документ о ее ратификации будет передан в соответствующий депозитарий. Ее положения распространятся на административную помощь в отношении налоговых периодов, начинающихся с 1 января года, следующего за годом, в котором Конвенция вступит в силу (п. 6 ст. 28 Конвенции). Ожидается, что в России Конвенция будет применяться по отношению к налоговым периодам, начинающимся с 1 января 2016 г.

Известно, что Россия ратифицировала Конвенцию с рядом оговорок, существенно ограничив по сравнению с положениями Конвенции объем предоставляемой Россией помощи. Помимо России Конвенцию подписали еще более 80 юрисдикций, в шестидесяти она уже вступила в силу, в том числе в ряде оффшорных стран (http://www.oecd.org/ctp/exchange-of-tax-information/Status_of_convention.pdf).Стоит отметить, что перечень гарантий и защищаемой информации в рамках Конвенции в целом совпадает со списком статьи 26 Модельной конвенции и TIEA.

Статьями 5 и 7 Конвенции предусмотрен обмен информацией по запросу и спонтанный обмен информацией. Такой обмен может производиться на основании Конвенции, и никаких дополнительных соглашений подписывать в такой ситуации не потребуется. При этом прописаны ситуации, в которых возможен спонтанный обмен (ранее данный пункт не был закреплен в статье 26 Модельной конвенции и модельном TIEA):

·               сторона полагает, что у другой стороны возможны налоговые потери;

·               лицо, ответственное за уплату налога, получает ту или иную льготу в виде уменьшения налога или освобождения от уплаты налога в одной стране, что может привести к увеличению налогообложения в другой стране;

·               сделки между лицом, подлежащим налогообложению в одной стране, и лицом, подлежащим налогообложению в другой стране, осуществляются через одну или несколько стран таким образом, который приводит к снижению размера налогов;

·               одна из сторон имеет основания полагать, что снижение размера налогов стало результатом искусственного перераспределения прибыли в составе группы компаний;

·               информация, направленная первой стране другой страной, позволяет получить информацию, которая может иметь значение для оценки налоговых обязательств в последней стране.

Также Статьей 6 Конвенции предусмотрен новый, третий из возможных форматов обмена информацией – автоматический, представляющий собой систематическую и периодическую передачу ключевой информации о налогоплательщике от юрисдикции, являющейся источником дохода, в адрес юрисдикции его резидентства в отношении  разных категорий доходов, даже если в стране резидентства налоговые органы не подозревают о каких-либо правонарушениях. 

В дополнение к Конвенции ОЭСР выпустила Стандарты автоматического обмена финансовой информацией, относящейся к налоговым вопросам (далее "Стандарты"). Данные стандарты призывают государства получать детальную финансовую информацию от своих финансовых институтов и ежегодно обмениваться информацией на автоматической основе с другими юрисдикциями. Финансовая информация включает среди прочего балансы, информацию о процентных и дивидендных доходах, доходах от продажи финансовых активов физических и юридических лиц (а также трастов и фондов), о которых финансовые институты сообщили государству. Кроме того, стандарты устанавливают, какой финансовой информацией необходимо обмениваться, какие финансовые институты должны отчитываться, к каким счетам и налогоплательщикам это относится, а также какие процедуры налогового анализа должны соблюдаться финансовыми институтами. 

Автоматический обмен, в отличие от других форматов обмена, не может производиться на основании Конвенции, в таком случае потребуется подписание двусторонних или многосторонних соглашений. В связи с этим 29 октября 2014 года 51 государство подписало многостороннее соглашение об автоматическом обмене информацией (далее «Соглашение», http://www.oecd.org/ctp/exchange-of-tax-information/multilateral-competent-authority-agreement.pdf). Это соглашение устанавливает, какая информация и когда должна передаваться в соответствии со Стандартами. 

Соглашение подписано и с рядом офшорных юрисдикций, таких как Белиз и Британские Виргинские Острова (а Сент-Китс и Невис, наоборот, по-прежнему не является стороной по Конвенции), и юрисдикциями, компании которых стабильно используются в международном налоговом планировании: Сингапур, Нидерланды, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Швейцария и другие.

Россия не подписала данное соглашение, однако по информации ФНС Россия уже осуществляет автоматический обмен информацией в рамках Евразийского экономического союза, в который (кроме России) на настоящий момент входят Белоруссия, Казахстан и Армения. Россия также планирует запуск пилотных проектов автоматического обмена налоговой информацией с отдельными странами-членами ОЭСР на двусторонней основе.

Современные тенденции позволяют сделать вывод, что приоритеты обмена налоговой информацией стоят выше банковской тайны. Но помимо того, что обмен информацией ограничен упомянутыми ранее гарантиями, следует учесть следующее:

1.             Банковская деятельность и банковская тайна для ряда стран (например, Кипр, Мальта, Люксембург, Швейцарии) являются доминирующим в жизни самой страны и ключевым источником дохода, а значит, такие страны будут стараться предоставлять минимально возможную информацию. Швейцария, например, практикует «откупной налог» взамен отсутствия запросов со стороны Великобритании, Италии и других стран. Вполне возможно, что такая практика будет развиваться со временем.

2.             В связи с тем, что оффшоры не взимают налоги, а также не имеют налогового администрирования, лица, выплачивающие доходы, включая банки и другие финансовые организации, не обязаны отчитываться о платежных транзакциях налоговым органам. Поэтому налоговые органы не располагают нужной информацией для участия в автоматическом обмене информацией, кроме того, в таких странах отсутствуют соответствующие технологии и человеческие ресурсы для нормального функционирования системы. Как результат, обмен информацией по запросу с такими юрисдикциями представляется более реализуемым.

Специалисты компании FTL Advisers, Ltd проводят консультации в отношении контролируемых иностранных компаний и обмена информацией в связи с введением новых требований, а также ответят на все интересующие Вас вопросы.

©Авторы: Чуманова Мария

                   Пацева Наталья

 


Прочитавших: 21905 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты