Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Где пределы договора? Новое толкование границ соглашения сторон

Высший Арбитражный Суд принял постановление, которое по своей сути является фундаментальным трудом, который должен быть взят на вооружение всеми юристами, работающими с договорами: как в процессе составления договоров, их проверки, так и при толковании договорных условий при их применении, в том числе в судах.

19.09.2014Lidings, www.lidings.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Постановление Пленума предлагает новый вектор развития обязательственного права и даёт большую свободу судьям в оценке условий договора на предмет их действительности и применимости. Судам дан сигнал на более широкое применение принципа свободы договора. Одновременно предлагаются дополнительные способы защиты от злоупотреблений, основанных на несправедливых договорённостях сторон.  Постановление подлежит применению не только к нормам Гражданского Кодекса РФ, но и ко всему гражданскому законодательству, имея в виду, в том числе, другие федеральные законы, содержащие нормы гражданского права.    Вопрос применения и ограничения принципа свободы заключения договоров с точки зрения его места в механизме правового регулирования широко обсуждается в научной сфере, в том числе Карапетовым А.Г.1, Савельевым А.И.2   Императивное или диспозитивное условие?   В силу абзаца второго пункта 4 статьи 421 ГК РФ в случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.   Квалифицируя норму как императивную или наоборот, ВАС призывает суды и участников правоотношений задуматься: какую цель преследует норма? К чему приведут девиации от нормы в ту или иную сторону соглашением сторон? Насколько абсолютен императив или где заканчиваются границы свободы договора?    Общепризнанными императивными нормами считаются те, которые указывают на то, что от прямых предписаний нормы отступить нельзя. Запрет должен быть недвусмысленно выражен в тексте нормы – иное соглашение запрещено, ничтожно, не допускается. В качестве примеров можно привести запрет условия о передачи предмета дарения после смерти дарителя или недопустимость страхования убытков от участия в играх, лотереях и пари. Закон прямо предписывает, что условия отличные от установленного, являются ничтожными.   ВАС призывает толковать императивные нормы ограничительно, допуская их применение в отношении только одной из сторон по договору, в случаях выявления охраняемого законом интереса. Таким подразумеваемым законом интересом могут быть права потребителей. Как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 №4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности», гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав. В развитие этого тезиса запрет на одностороннее изменение процентов по кредитному договору, установленный абзацем 4 статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 №395-1 «О банках и банковской деятельности», должен толковаться в пользу потребителя. Банк не ограничен в праве на одностороннее уменьшение размера процентов по кредитному договору для потребителя, несмотря на прямо выраженный статьёй запрет на изменение размера процентов в принципе.    Диспозитивная норма может быть истолкована императивно, если это вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора или если целью нормы является предотвращение нарушения баланса интересов сторон или охрана публичного интереса, интереса третьих лиц или слабой стороны. При выявлении судом такого особо значимого охраняемого законом интереса, суд не может допустить применение согласованного сторонами условия, отличного от установленного в такой норме.   В качестве примера рассмотрим статью 523 ГК РФ, которая даёт закрытый список условий, при которых возможен односторонний отказ от исполнения договора поставки. Суды по-разному подходят к вопросу могут ли стороны договора поставки предусмотреть дополнительные основания, при которых допускается односторонний отказ.    Отрицание диспозитивности нормы статьи 523 ГК РФ:    «...В статье 523 КГ РФ четко определено, что односторонний отказ от исполнения договора поставки допускается только в случае существенного нарушения договора одной из сторон. Пункт 3 данной статьи устанавливает исчерпывающий перечень случаев, когда нарушение договора покупателем предполагается существенным и, соответственно, у поставщика возникает право отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке»3.   Подтверждение диспозитивности нормы статьи 523 ГК РФ:   «...Пунктом 7.9 договора предусмотрено, что договор может быть расторгнут по инициативе покупателя в случае нарушения поставщиком поставки продукции в сроки, предусмотренные к приложением к договору. […]В этом случае договор будет считаться расторгнутым с даты указанной в соответствующем уведомлении покупателя.   В этой связи судом сделан обоснованный вывод о том, что истец по первоначальному иску не выполнил в срок, установленный договором, поставку первой партии продукции, чем существенно нарушил условия договора, в связи с чем ответчик правомерно уведомил истца о расторжении договора с соблюдением требований ст.ст. 523, 450, 452 ГК РФ...»4.   Согласно новым разъяснениям ВАС оба подхода являются поверхностными, поскольку при возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности.   Нормы, традиционно воспринимавшиеся как диспозитивные, также не остались без внимания ВАС. Речь идёт в первую очередь о нормах, содержащих словосочетание «если иное не определено соглашением сторон». «Иное, определенное соглашением сторон» также подлежит оценке по приведённым критериям. Данное уточнение в Постановлении видится весьма обоснованным, так как у каждого права должны быть свои пределы осуществления. Кроме того, введение критериев проверки норм на императивность и ограничение диспозитивности, является логичным продолжением постановлений ВАС последних лет, которыми активно продвигалась идея применения судами ст. 10 ГК РФ в связке со ст. 168 ГК РФ в случаях, когда формально правоотношения, следуя буквальному толкованию закона, являются законными, однако их цель – обход закона или злоупотребление правом. Именно в таких случаях ограниченная диспозитивность нормы поможет судам применить ст. 168 ГК РФ.   В качестве примеров ВАС РФ указывает на недопустимость полного исключения права на отказ от договора аренды, заключенного на неопределенный срок. В противном случае сущность договора аренды была бы искажена. Однако такие случаи и до Постановления практически не случались из-за очевидной абсурдности такого условия.   Нормы, которые не содержат явного запрета для сторон договариваться об обратном, и не содержат критерии императивности, рассмотренные выше, должны восприниматься как диспозитивные.   В этом контексте ВАС РФ привел в пример положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора. ВАС РФ указал, что стороны могут по своему усмотрению согласовать последствия отказа от договора. Ранее судебная практика по этому вопросу разнилась. Большинство судов приходили к выводу, что данные последствия (санкции) за односторонний отказ ограничивают право на такой отказ и поэтому ничтожны.5 Такую позицию занимал и сам ВАС РФ:    «Поскольку право сторон (как исполнителя, так и заказчика) на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено статьей 782 Кодекса, оно не может быть ограничено соглашением сторон.   Следовательно, предусмотренная пунктом 5.4 соглашения неустойка, ограничивающая право заказчика на расторжение договора, в соответствии со статьей 168 Кодекса является ничтожной6».    Другие  суды считали, что поскольку стороны сознательно согласовали такие условия, они и подлежат применению.7   «Апелляционный суд, указывая на то, что в п. 1 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрены иные последствия для заказчика, кроме возмещения исполнителю фактически понесенных расходов, неверно истолковал положения данной статьи. Стороны вправе по своему усмотрению включить в договор любое условие, в том числе о взыскании неустойки, за исключением случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации)8».    Следует отметить, что в рассмотренных судебных делах суды руководствовались все той же простой логикой, как и в отношении ст. 523 ГК РФ рассмотренной ранее. То есть – суды не рассматривали последствия отклонения от буквы закона, а лишь применяли нормы либо о свободе договора, либо о ничтожности договора.   Несправедливые условия договора в предпринимательской деятельности   Предпринимательская деятельность подразумевает самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность (ст. 1 ГК РФ). Применительно к договору присоединения это означает, что лицо занимающееся предпринимательской деятельностью должно доказать, что было лишено возможности участвовать в определении условий договора, если оно намеревается воспользоваться защитой, предусмотренной ст. 428 ГК РФ.    Судебная практика демонстрирует, что именно на истце лежит бремя доказывания невозможности его участия в определении условий договора:   «Доказательства того, что истец не знал, на каких условиях он заключает договор, или им при заключении спорной сделки были заявлены какие-либо возражения по спорным пунктам договора, в связи с тем, что они существенным образом нарушают баланс интересов сторон и являются обременительными для АКБ «Российский капитал» (ОАО), в материалах дела отсутствуют9».   «Истцом не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что он не мог влиять на содержание договора и принял условия поручительства путем присоединения к предложенному банком договору в целом. В деле отсутствуют документы, подтверждающие, что поручитель предлагал банку заключить договор поручительства на иных условиях, в иной редакции, чем та, которая была предложена банком, а последний отказывался со ссылкой на утвержденную форму договора. Таким образом, правовые основания для расторжения договора поручительства по пункту 2 статьи 428 ГК РФ отсутствовали10».   Постановление Пленума расширяет сферу применения института договора присоединения в предпринимательских отношениях (ст. 428 ГК РФ), первый шаг в модернизации правил применения которого, был предпринят Президиумом ВАС в информационном письме от 13.09.2011 №147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре». В пункте 2 информационного письма приведён пример применения части 2 статьи 428 ГК РФ к предпринимательским отношениям по аналогии, чем был исправлен некоторый перекос в правилах доказывания явного обременения условий договором присоединения - присоединившийся предприниматель должен доказать, что он не знал и не должен был знать, на каких условиях заключает договор. И хотя часть 3 данной статьи по-прежнему значительно ограничивает применение положений о договоре присоединения коммерческими организациями, предложенное в письме толкование явилось дополнительной гарантией защиты от эксплуатации слабых переговорных возможностей должника.    Пленум ВАС пошёл дальше в толковании положений статьи 428 ГК РФ, устраняя возможное существенное неравновесие для сторон договора в коммерческих отношениях. Контрагент, поставленный в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора, именован слабой стороной договора. Явно обременительные и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон условия названы несправедливыми договорными условиями. Ранее Президиум ВАС уже выделял предпринимателя в качестве слабой стороны в договоре лизинга, отмечая, что «само по себе наличие условий, автоматически указывающих на выбор продавца лизингополучателем, в стандартных выработанных сильной стороной формулярах нельзя рассматривать как обстоятельство, достоверно свидетельствующее о том, что такой выбор был сделан именно слабой стороной11».    Согласно п. 9 Постановления Пленума слабая сторона договора вправе требовать изменения или расторжения договора, содержащего несправедливые условия по правилам статьи 428 ГК РФ, независимо от того, является ли предложенный договор договором присоединения. Помимо этого, слабая сторона приобретает право требовать недопустимости применения несправедливых условий договора, по сути, блокируя применение таких норм контрагентом, на основании сочетания статей 1, 10 и 169 ГК РФ. В качестве примеров таких несправедливых условий называются ограничение ответственности предпринимателя только случаями умышленного нарушения им договора, освобождение от ответственности за нарушение договора вследствие нарушений контрагентов по другим договорам, обязанность слабой стороны уплатить денежную сумму при отказе от исполнения договора, размер которой явно несоразмерен потерям другой стороны.    Между тем, оппонент слабой стороны, сильная сторона по договору, может защищаться против требований о недопустимости применения условий договора, доказывая, что присоединившаяся сторона не является слабой. То есть представлять доказательства наличия возможности у контрагента вести переговоры, наличия у контрагента возможности заключить аналогичный договор с третьим лицом (например, заключить кредитный договор с другим банком), что контрагент достаточно опытен, информирован и профессионален в сфере регулируемой договором.    Видимое нарушение интереса одной стороны по договору может компенсироваться преимуществом этой же стороны по другому договору, заключенному с тем же контрагентом. В результате баланс интересов будет считаться соблюдённым.    В целом можно приветствовать такое неожиданное развитие института договора присоединения, учитывая новую редакцию статьи 168 ГК РФ, установившую оспоримость незаконных сделок в качестве общего правила. Слабая сторона, возражая против применения контрагентом несправедливых условий, избегает необходимости обращения в суд с требованием о признании недействительным договора в части, что особенно важно имея в виду риск пропуска истцом срока исковой давности. Кроме того, слабой стороне не требуется доказывать, что договор является договором присоединения, условия которого определены сильной сторон в формулярах или иных стандартных формах.    Толкование против предложенного    Отвечая на вопрос, что делать судам, если условия договора остаются неясными, несмотря на буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, несмотря на цели договора, все обстоятельства сопутствующие заключению договора, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон, ВАС вводит новый принцип толкования договора. Принцип, широко известный юридической науке, как принцип «contra proferentem», закрепленный в ст. 4.6 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, наконец-то получил применение и в нашей стране. Толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента, подготовившего проект договора, контрагента - явившегося автором условия. При этом такой стороной договора признаётся лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере (банк, лизингодатель, страховщик и т.д.).   Примеры подобного толкования можно найти и в отечественной судебной практике.   «При изложенных обстоятельствах, принимая во внимание, что банк является субъектом, осуществляющим профессиональную деятельность на финансовом  рынке,  толкование  условий  банковской  гарантии  должно осуществляться  в пользу  бенефициара  в целях  сохранения  обеспечения обязательства12».   «При этом условия п. п. 7.9, 8.6 Правил добровольного страхования средств автотранспорта …суд исходя из недостаточно ясного значения этих условий, правомерно истолковал их в пользу страхователя13».   «Страхователь является потребителем страховых услуг и потому всякое условие договора страхования, не урегулированное надлежащим образом с подачи страховщика - профессионального участника рынка страховых услуг, должно толковаться в пользу добросовестного страхователя14».   Данный принцип и презумпция возлагают на контрагентов, осуществляющих профессиональную деятельность на рынке, большую ответственность за ясность и недвусмысленность предлагаемых договорных условий. ______ 1Принцип свободы договора. Что тормозит его применение при заключении сделок по российскому праву. Журнал «Арбитражная практика» №1, Январь 2014. 2Контрагент хочет заключить договор на несправедливых условиях. Какие способы защиты предлагает грядущая реформа судебной практики. Журнал «Арбитражная практика» №2, Февраль 2014. 3Постановление ФАС Московского округа от 25.01.2006 по делу А40-17852/05 4Постановление ФАС Московского округа от 19.02.2009 по делу А40-36182/08 5Определение ВАС РФ от 21.05.2013 ВАС-5767/13; Определение ВАС РФ от 03.04.2013 ВАС-4080/13; Постановление ФАС Московского округа от 05.08.2013 по делу А40-61508/12; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.02.2013 по делу А05-5697/2012. Постановление Президиума ВАС РФ от 07.09.2010 N 2715/10 6Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.03.2009 по делу А11-1993/2008; Постановление ФАС Московского округа от 08.02.2011 по делу А40-28488/10-159-243; 7Постановление ФАС Поволжского округа от 26.03.2010 по делу А57-23961/2008; Постановление ФАС Уральского округа от 19.08.2010 по делу А76-35907/2009-50-808/17. 8Постановление ФАС Уральского округа от 26.04.2010 по делу А60-38281/2009 9Постановление ФАС Московского округа от 21.06.2012 по делу А40-86646/11 10Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.04.2014 по делу А29-2329/2013 11Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 13135/11 12Постановление Президиума ВАС от 02.10.2012  N 6040/12 13Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.07.2002 по делу А51-10371/01 14Постановление ФАС Московского округа от 30.06.2004 по делу А40-14645/03

 

Источник:


Прочитавших: 2553 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты