Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Уголовное наказание для злостных должников

Гарантией исполнения судебных актов является ст. 315 УК РФ, которая с недавнего времени стала все более активно и эффективно использоваться в отношении недобросовестных должников из числа хозяйствующих субъектов. Каким признакам отвечает преступление, предусмотренное указанной нормой? С составом какого преступления часто путают состав преступления по ст. 315 УК РФ? Какие изменения в данной сфере подготовил законодатель?

10.07.2014Lidings, www.lidings.com
Реклама:

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, выражается как в бездействии должника – злостном неисполнении, так и в действиях – воспрепятствовании реализации предписаний, содержащихся в судебном акте (Постановление Президиума Верховного Суда Чувашской Республики от 19.10.2012 № 44-У-966/2012).

При воспрепятствовании исполнению судебного предписания должник предпринимает действия, направленные на то, чтобы помешать исполнению решения суда. Причем, такие действия могут быть как явными (препятствование посещению судебным приставом-исполнителем помещения должника, запрет на перечисление денежных средств в счет погашения задолженности, неявка по вызову судебного пристава или дознавателя и др.), так и завуалированными (создание видимости подготовки и согласования документов, вывод имущества и др.).

Обязательность решений международных судов, судов иностранных государств и арбитражей на территории России определяется международными договорами РФ (ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»).

Позиция КС РФ

Согласно Определению КС РФ от 04.12.2003 № 443-О защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется. Законодатель обязан предусмотреть эффективный механизм реализации судебных решений и вправе урегулировать порядок их принудительного исполнения, а также права и обязанности участников исполнительного производства.

ПРИЗНАКИ ЗЛОСТНОСТИ

Одними из наиболее характерных и довольно час то встречающихся в реалиях современного российского бизнеса являются случаи неисполнения судебных актов субъектами хозяйственной деятельности.

В силу норм гражданско-правового законодательства юридические лица приобретают права и обязанности через свои органы, поэтому проверка на предмет злостного неисполнения предписаний судебных актов, как правило, осуществляется дознавателями в отношении лица, уполномоченного учредительными документами распоряжаться денежными средствами компании (например, генерального директора) (Определение Ленинградского областного суда от 30.06.2011 № 22-1303/2011).

Само понятие «злостность» как обязательный признак объективной стороны состава преступления является оценочным, критерии его наполнения оставлены законодателем на усмотрение правоприменителя.

В качестве злостного в уголовном праве практика обычно признает повторное неисполнение лицом обязанностей, вытекающих из судебного акта, после вынесения в отношении него предписания уполномоченного органа (пп. 3.1, 38 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

Исходя из анализа судебной практики по данному вопросу можно определить также признаки злостности, способные в совокупности служить доказательствами обоснованности привлечения должника к уголовной ответственности (Определение ВС РФ от 08.12.2011 № 45-Д11-27, Кассационное определение Магаданского областного суда от 15.02.2012 по делу № 22-112/2012, Постановление Президиума Верховного Суда
Чувашской Республики от 27.12.2013 № 44-У-353/2013):

  1. возбуждение судебным приставом-исполнителем исполнительного производства в отношении должника;
  2. неоднократное нарушение сроков выполнения предписаний судебных актов и исполнительных документов должником;
  3. наличие у должника реальной и фактической возможности исполнить судебный акт;
  4. непринятие должником достаточных мер по исполнению предписаний судебных актов;
  5. неоднократность выносимых судебным приставом-исполнителем в адрес должника предупреждений об уголовной ответственности;
  6. неоднократность привлечения должника к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП РФ.

Самым сложным из перечисленных признаков является доказательство непринятия должником мер для исполнения судебного акта. При этом судами оценивается имущественное положение должника, которое может или не может позволить ему выполнить предписание судебного акта (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.07.2011 № 22-1374/2011), а также иные обстоятельства, свидетельствующие об уклонении должника от его исполнения либо умышленного неисполнения.

При явной недостаточности действий должника, направленных на исполнение судебного предписания, такое поведение может быть признано проявлением злостности.

Проблема в доказывании злостности может возникнуть в случае, если должник, создавая видимость принятия мер, например, по погашению задолженности, периодически перечисляет незначительные суммы на счет кредитора. Подход судов к такой ситуации неоднозначен, поэтому при оценке злостности в данном случае суд будет исходить из определения существенности произведенной должником выплаты по отношению к общей сумме долга, а также из совокупности иных доказательств по делу.

Не существует также и специальных требований к установлению продолжительности неисполнения судебного акта должником как критерия определения злостности (за исключением судебных актов с указанным сроком для исполнения их предписаний). Как показывает практика, период неисполнения может быть самым различным – от шести месяцев до двух и более лет.

Показательным для суда в качестве доказательства существования реальной возможности должника исполнить требование судебного акта может стать подтверждение факта использования им денежных средств на иные цели (расчеты с другими контрагентами, приобретение имущества и т. п.) (Определение Ленинградского областного суда от 22.04.2010 № 22-681/2010), не связанные с обеспечением осуществления деятельности
(Определение Московского городского суда от 26.01.2011  по делу № 22-824/11).

Законодательно не установлено и количество предупреждений об уголовной ответственности, выносимых в адрес должника (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.07.2012 № 22-4330/2012, Апелляционное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 23.10.2012 по делу № 33-4593/2012). Показательным является наличие не менее двух предупреждений, однако вместе с тем их отсутствие не может служить препятствием для возбуждения уголовного дела по ст. 315 УК РФ при наличии доказательств умысла должника на неисполнение судебного акта.

Наличие прямого умысла является обязательным для данной категории преступлений, при этом мотивы должника не имеют значения. Практика назначения наказания по ст. 315 УК РФ свидетельствует о том, что, как правило, должник отделывается штрафом либо, как это ни странно, принудительными работами.

ИЗМЕНЕНИЯ

Проблема эффективного использования рассматриваемого уголовно-правового инструмента, на наш взгляд, во многом кроется в несовершенстве законодательной формулировки диспозиции ст. 315 УК РФ. Направленным на его совершенствование отчасти можно считать по неизвестным причинам отклоненный Государственной Думой проект федерального закона № 255217-4 «О внесении дополнения в статью 315 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – Законопроект), задача которого была – расширить круг субъектов, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за злостное неисполнение судебных решений.

В данный момент субъект этой категории преступлений является специальным, что, по нашему мнению, не совсем корректно, поскольку исполнение актов судебных органов обязательно для всех без исключения лиц. Упущением законодателя в связи с этим также можно считать тот факт, что действующая редакция ст. 315 УК РФ лишает органы дознания и суд возможности привлечь физическое лицо, а также индивидуального предпринимателя к уголовной ответственности за данное преступление против правосудия.

Минюст России также указывает на это в проекте Долгосрочной программы повышения эффективности исполнения судебных решений (2011–2020 годы), в котором по этому поводу справедливо отмечено, что «применение административной ответственности не всегда побуждает физическое лицо к исполнению судебного акта, а последствия неисполнения судебного акта имеют значительную общественную опасность. Последствиями такого неисполнения является снижение авторитета судебных органов и государства в целом».

Законопроектом предлагалось распространить действие ст. 315 УК РФ на физических лиц, что, несомненно, должно найти поддержку в правоприменительной практике, если подобная инициатива будет вновь принята к рассмотрению законодателем.

Представляется, что еще более эффективным шагом можно было бы считать инициативу законодателя по исключению оценочных понятий из квалифицирующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ. Речь, в первую очередь, идет о неоднозначном толковании и применении судами критерия злостности при оценке доказательств мотива и вины должника.

В Законопроекте также обосновано предлагалось упразднение ст. 177 УК РФ, устанавливающей в данный момент ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности. Из пояснительной записки к Законопроекту следует, что редакция данной статьи нарушает международное соглашение, стороной которого является Российская Федерация, в частности, ст. 1 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и Первый протокол к ней (Страсбург, 16 сентября 1963 г.). Указанное положение предусматривает, что никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство. Несмотря на данное обстоятельство, законодателем не было придано ему должного внимания, поэтому Законопроект и не был, к сожалению многих потенциальных кредиторов, реализован на практике.

Так или иначе, назревшие предпосылки к изменениям в законодательстве в случае их принятия будут носить позитивную направленность и дополнительно стимулировать должников к исполнению адресованных им предписаний судебных органов РФ.

Бремя судебных расходов

Тема возмещения судебных расходов никогда не теряет актуальности и поэтому очень популярна в юридических СМИ. Статьи на эту тему практикующие юристы разных специализаций никогда не пропускают, читают вдумчиво, активно участвуют в дискуссиях с авторами. Кстати, 10 лет назад наблюдалась такая же картина, и с тех пор изменились только регулятор и судебная практика. Между тем, количество вопросов, касающихся возмещения судебных расходов, с каждым годом только растет. На самые сложные из них ответил ФАС Уральского округа.

Применяется ли принцип пропорциональности при возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя по делам неимущественного характера, вытекающим как из публично-правовых, так и из гражданско-правовых отношений, либо суду следует руководствоваться положениями ч. 2 ст. 110 АПК РФ, устанавливающей, что расходы на оплату услуг представителя взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах?

При частичном удовлетворении требований неимущественного характера положения абз. 2 ч. 1 ст. 110 АПК РФ не применяются. Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, по ч. 2 ст. 110 АПК РФ в разумных пределах.

При этом по заявлению лица, на которое возлагается возмещение судебных расходов, арбитражный суд на основании ч. 3 ст. 111 АПК РФ вправе уменьшить размер возмещения расходов на оплату услуг представителя, если этим лицом представлены доказательства их чрезмерности.

Является ли при отсутствии расходно-кассового ордера расписка надлежащим доказательством, подтверждающим размер и факт оплаты услуг представителя, в том случае, если оплата произведена юрлицом, индивидуальным предпринимателем физическому лицу, являющемуся исполнителем по договору оказания юридических услуг. Обязан ли суд проверять представленные в подтверждение факта несения судебных расходов доказательства на предмет их соответствия законодательству о бухучете?

Договор оказания юруслуг по смыслу ст. 432 ГК РФ предполагается возмездным, а факт оплаты оказанных представителем услуг может подтверждаться иными доказательствами, поэтому формальное несоответствие платежных документов требованиям Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и Положения о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации от 12.10.2011 № 373-П само по себе не может влечь отказ в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя.

В целях соблюдения баланса интересов сторон и принципа состязательности арбитражный суд, при наличии возражений проигравшей стороны на основании ст. 65 АПК РФ, вправе дополнительно исследовать вопрос о несении таких расходов заявителем.

Возможно ли для целей исчисления шестимесячного срока при подаче заявления о взыскании судебных издержек, понесенных участвующими в деле лицами в связи с обжалованием судебного акта, принятого по вопросу о судебных расходах, в качестве последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, считать определение, вынесенное в порядке ст. 112 АПК РФ, либо соответствующее постановление суда апелляционной или кассационной инстанций, принятое по результатам рассмотрения жалобы на такой судебный акт?

Согласно положениям доктрины процесса, а также с учетом постановления Президиума ВАС РФ от 10.04.2012 № 16693/11 по смыслу ст. 110, 112 АПК РФ право на возмещение судебных расходов распространяется не только на расходы, непосредственно связанные с рассмотрением спора, но и на судебные расходы, которые понесены участвующим в деле лицом в связи с рассмотрением арбитражным судом заявлений, ходатайств и совершением отдельных процессуальных действий. Рассмотрение судом заявлений о распределении судебных расходов не является исключением.

С учетом изложенного, а также исходя из системного толкования положений гл. 9 АПК РФ представляется обоснованным подход, согласно которому определение арбитражного суда о распределении судебных расходов (принятое в виде отдельного судебного акта) не является судебным актом в контексте абз. 2 ч. 2 ст. 112 АПК РФ, то есть судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Срок для подачи заявления о распределении судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением первоначального заявления о распределении судебных расходов, должен исчисляться с момента вступления в законную силу судебного акта по существу спора, а не с момента вступления в силу первоначального определения о распределении судебных расходов.

Иной подход противоречил бы содержанию ч. 2 ст. 112 АПК РФ и п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации”», основополагающему положению института судебных расходов – взысканию расходов в связи с рассмотрением дела, а также их отличию от убытков (процессуально-правовой природе). Кроме того, такой подход ставит в более выгодное положение заявителей, которые, не выступив с ходатайством о разрешении вопроса о судебных расходах в итоговом судебном акте, получили бы 12 месяцев (6 + 6) для их взыскания. Данное положение может нарушать принцип равноправия сторон (ст. 8 АПК РФ), а также создавать чрезмерно продолжительную неопределенность у проигравшей стороны при несении дополнительных расходов.

При этом следует отметить, что гарантией для лиц, не реализовавших по уважительным причинам свое право на совершение процессуальных действий в установленный срок, является институт восстановления процессуальных сроков, предусмотренный ст. 117 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд восстанавливает пропущенный процессуальный срок, если признает причины пропуска уважительными.

Должен ли суд учитывать размер взысканных судом судебных расходов по ранее рассмотренному заявлению либо в данном случае следует исходить из буквального толкования положений ч. 1 и 2 ст. 110 АПК РФ о необходимости учета только того, полностью или частично были удовлетворены исковые требования, а также того, насколько размер «вторичных» судебных расходов является разумным?

С учетом содержания ст. 101, 106, 110 АПК РФ, правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 10.04.2012 по делу № 16693/11, следует отметить, что право на возмещение судебных расходов распространяется не только на расходы, непосредственно связанные с рассмотрением спора, но и на судебные расходы, которые понесены участвующим в деле лицом в связи с рассмотрением арбитражным судом заявлений, ходатайств и совершением отдельных процессуальных действий. Рассмотрение судом заявлений о распределении судебных расходов не является исключением.

В подобном случае арбитражному суду при разрешении вопроса о распределении судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением заявления о распределении судебных расходов, необходимо руководствоваться требованиями ст. 110 АПК РФ в части пропорциональности и разумности их взыскания с проигравшей стороны. Размер взысканных судебных расходов по ранее рассмотренному заявлению во внимание приниматься не может, поскольку не совпадают основания их возникновения/взыскания.

Относятся ли к судебным издержкам расходы, связанные со сбором доказательственной базы по делу, а также подлежат ли взысканию расходы, связанные с проведением досудебной экспертизы по делу, в качестве судебных издержек или несение таких расходов является убытками лица?

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Определении КС РФ от 04.10.2012 № 1851-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью “Газпром добыча Астрахань” на нарушение конституционных прав и свобод положениями части 2 статьи 90, части 3 статьи 93, статей 94, 106 и части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», перечень судебных издержек, указанных в ст. 106 АПК РФ, не является исчерпывающим, а потому с учетом взаимосвязи этой статьи с положениями ст. 64 и 65 АПК РФ за счет проигравшей стороны могут подлежать возмещению и расходы, связанные с получением в установленном порядке сведений о фактах, представляемых в арбитражный суд лицами, участвующими в деле, для подтверждения обстоятельств, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений. Однако при разрешении вопроса о судебных издержках расходы, связанные с получением указанных сведений, как и иные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, требуют судебной оценки на предмет их связи с рассмотрением дела, а также их необходимости, оправданности и разумности. Анализ практики арбитражных судов показывает, что по общему правилу судебные расходы должны быть связаны с моментом возбуждения дела.

Вместе с тем при решении данного вопроса арбитражный суд с учетом конкретных обстоятельств дела должен учитывать: необходимость несения таких расходов, обусловленную защитой прав в судебном порядке (расходы на проведение оценочной экспертизы для определения размера ущерба и т. д.), относимость к рассматриваемому делу, реальность несения расходов, а также случаи, когда при принятии решения по делу
суд основывался на данных доказательствах.

Какие обстоятельства подлежат установлению судом при определении разумных пределов расходов представителя на проезд (транспортных расходов)?

Исходя из положений гл. 9 АПК РФ лицо, участвующее в деле, вправе самостоятельно определять вид транспорта, подлежащего использованию представителем для поездки в судебное заседание. При этом суд устанавливает конкретные обстоятельства, побудившие представителя к выбору именно этого транспорта, и при отсутствии представления ответчиком доказательств чрезмерности таких расходов удовлетворяет (признает обоснованным) требование о взыскании судебных расходов.

При этом экономичность вида транспорта определяется не только его стоимостью; судом может быть принято во внимание и то, насколько транспорт позволяет обеспечить сохранность имеющихся при себе доказательств, которые сторона намерена представить в материалы дела, а также то, насколько он позволяет представителю явиться в судебное заседание в состоянии, позволяющем ему осуществлять свои функции.

Данный подход отвечает правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлениях от 15.03.2012 № 16067/2011, от 20.05.2008 № 18118/2007, от 09.04.2009 № 6284/2007 и от 25.05.2010 № 100/10, согласно которой при взыскании расходов на представителя может быть взыскана любая сумма (ограничение размера не предусмотрено).

С учетом изложенного, если лицо, участвующее в деле, понесло значительные транспортные расходы (например, на аренду транспортного средства с экипажем), доказав при этом обстоятельства, побудившие представителя к выбору именно этого транспорта, и факт выплаты, а другая сторона не представила доказательств их чрезмерности (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах»), то указанное обстоятельство (высокая стоимость) не может само по себе являться основанием для уменьшения подлежащего взысканию размера судебных расходов.

Возможно ли уменьшение размера выплачиваемого эксперту вознаграждения в случае, если исследование проведено неполно, при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта, а также о том, возможен ли полный отказ в выплате вознаграждения эксперту?

Из системного толкования ч. 2 ст. 107, ст. 108, 109 АПК РФ, с учетом правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 05.04.2011 № 15659/10, следует, что выплата вознаграждения эксперту по общему правилу не может ставиться в зависимость от соответствия или несоответствия экспертного заключения требованиям, предъявленным судом (в данном случае речь идет о субъективной оценке судьей экспертного заключения на предмет полноты, качества исполнения и т. д.).

При этом в ряде случаев, если экспертное заключение не соответствует требованиям АПК РФ, предъявляемым к судебным доказательствам в принципе (отсутствие содержания исследования, оценки результатов исследований, подписание экспертного заключения неуполномоченным лицом и т.д.), с учетом того, что данный документ экспертным заключением согласно нормам АПК РФ выступать не может, арбитражный суд, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, вправе отказать в выплате.

Каким образом распределяются судебные расходы при окончании производства по делу без принятия решения по существу спора?

При разрешении вопроса о распределении судебных расходов суд должен установить основания оставления заявления без рассмотрения или прекращения производства по делу, в частности, принимается во внимание виновное поведение лиц, участвующих в деле, послужившее причиной для вынесения такого решения.

Так, отказ истца от иска, принятый судом, являющийся основанием для прекращения производства по делу (п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ), означает, что сам истец признает неправомерность заявленного требования, тем самым подтверждая правомерность позиции ответчика. Однако если отказ от иска связан с тем, что ответчик добровольно удовлетворил требования истца уже после возбуждения производства по делу, то это означает, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно удовлетворены им в ходе процесса. Отсутствие в представленном отказе от искового заявления мотивов отказа должно трактоваться в пользу обоснованности позиции ответчика.

Итоговая справка ФАС Уральского округа по актуальным вопросам применения гл. 9 АПК РФ («Судебные расходы»). Утверждена Президиумом ФАС Уральского округа 17 декабря 2013 г.

 

Источник: Статья впервые была опубликована в июльском номере журнала "Корпоративный юрист. Практикум", 2014


Прочитавших: 2228 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты