Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


Вечерние курсы М-Логос

Курсы повышения квалификации М-Логос

Курсы повышения квалификации Школы права Статут

Семинары школы права Статут


 


Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ?

Иногда участники процесса злоупотребляют своими правами, чтобы добиться положительного для них исхода дела. На действия этих лиц распространяются нормы ст. ГК РФ. Долгое время содержание названной статьи представлялось многим юристам крайне неопределенным, а суды прибегали к ней достаточно редко. При этом количество судебных актов, в которых ст. 10 ГК РФ применялась «к месту» и правильно, было невелико. С 1 марта 2013 г. вступил в силу закон, скорректировавший положение ГК РФ, касающейся злоупотребления правом. Что же изменилось на практике с принятием новой редакции? Появилось ли у сторон больше возможностей по доказыванию и пересечению фактов злоупотребления правом?

08.07.2014Lidings, www.lidings.com
Реклама:

"Аксином": Переводческие услуги для юридического сообщества» »»

Толкование нормы

При анализе подходов судов к применению ст. 10 ГК РФ, а именно к определению понятий «злоупотребление правом» и «добросовестность», прежде всего, следует обратить внимания на позиции ВАС РФ и ВС РФ, изложенные в их информационных письмах и постановлениях.

Одно из первых разъяснений по данному вопросу было дано в Постановлении Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 6/8), в котором было указано на необходимость подробной мотивировки оснований применения ст. 10 ГК РФ для квалификации действий в качестве злоупотребления правом.

Однако ключевым судебным актом, после принятия которого суды начали активно применять положения ст. 10 ГК РФ, стало Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Информационное письмо № 127), в п. 8 которого судам было разрешено применять положения ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе. Тем не менее, на практике случаи применения судами ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе встречаются крайне редко, и в большинстве случаев оно служит, скорее, дополнительным аргументом, нежели краеугольным камнем мотивировочной части судебного акта (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 15.02.2012 по делу № А32-814/2011, ФАС Московского округа от 14.03.2013 по делу № А40-84918/12-97-393, ФАС Центрального округа от 20.06.2013 по делу № А14-9477/2012).

В п. 5 Информационного письма № 127 обозначена цель применения рассматриваемой статьи, и это – «не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления». Таким образом, было нивелировано формальное основание для неприменения ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков, которым в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ суды должны были отказывать в защите их прав.

Следует обратить особое внимание на пп. 9, 10 Информационного письма № 127, в которых Президиум ВАС РФ отошел от классической модели применения ст. 10 ГК РФ, заключавшейся в нарушении специальных норм, а также ссылке на ст. 10 ГК РФ с учетом обстоятельств дела, и закрепил возможность признания сделок недействительными на основании совокупности применения положений ст. 10, 168, 170 ГК РФ.

Таким образом, суды получили возможность со ссылкой на конструкции ст. 10, 168 ГК РФ или ст. 10, 170 ГК РФ признавать ничтожными сделки в случае, когда специальные нормы, регулирующие конкретные правоотношения, не нарушены, но при этом совокупность правоотношений или обстоятельств дела очевидно свидетельствует о том, что они направлены на обход закона или иные злоупотребления. При этом ситуация со ст. 168 ГК РФ ясна не до конца, т. к. основанием для применения п. 2 названной статьи признается нарушение ст. 10 ГК РФ без каких-либо отсылок к специальным нормам (постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2013 по делу № А65-19446/2011 (Определением ВАС РФ от 29.10.2013 № ВАС-17033/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора), ФАС Уральского округа от 23.04.2013 № Ф09-10815/12 по делу № А60-37478/2011). При этом ст. 10 ГК РФ трактуется судами на сегодняшний день достаточно широко.

Приверженность высшей судебной инстанции идее о подобной свободе применения ст. 10 ГК РФ была продемонстрирована ею при анализе дел о банкротстве, в ходе которого Пленумом ВАС РФ прямо указал, что «наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке» (Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»).

Аналогичный подход нашел свое отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве». Таким образом, высшая судебная инстанция продолжает призывать суды применять ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе.

Анализ изменений

Понятие «злоупотребление правом», впервые введенное в ГК РФ в 1994 г. и редко используемое в судебной практике, получило второе рождение после 1 марта 2013 г., когда вступила в силу новая редакция ст. 10 ГК РФ.
До указанной даты выделялись следующие формы злоупотребления правом:

  • шикана – действие лица, имеющего намерение (умысел) причинить вред другому лицу
  • использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции
  • злоупотребление доминирующим положением на рынке, т. е. создание монополистами благоприятных для себя условий в ущерб конкурентам

Одновременно ст. 10 ГК РФ в предыдущей редакции содержала указание на «злоупотребление правом в иных формах».

Ключевым признаком шиканы является наличие исключительной цели, заключающейся в причинении вреда другому лицу. Иные, отличные от шиканы, формы злоупотребления правом могут иметь другие, в т. ч. правомерные, цели.

С практической точки зрения, к формам злоупотребления правом можно отнести не только действия, предпринимаемые исключительно с целью причинения вреда другому участнику правоотношений, но и направленные, например, на удовлетворение собственных интересов и потребностей, без учета того, что ими наносится вред иному лицу.

В доктрине существуют многочисленные классификации форм злоупотребления правом исходя из возможных целей субъекта. При этом неотъемлемыми признаками злоупотребления правом являются:

  • наличие определенной цели, выраженной в намерении причинить вред своим поведением
  • использование в качестве способа злоупотребления непосредственно гражданского права (обязанности)
  • действие ст. 10 ГК РФ, регулирующей данное правоотношение

Суды прямо отмечают, что область и условия применения положений ст. 10 ГК РФ исключительно судебные. Например, в п. 5 Постановления № 6/8, судам предписано при применении ст. 10 ГК РФ указывать, какие именно действия квалифицируются как злоупотребление правом.

В рамках реформы гражданского законодательства Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 302-ФЗ) вышеприведенный список форм злоупотребления правом был дополнен действиями в обход закона с противоправной целью. Поправки также закрепили неразрывную связь между недобросовестностью осуществления гражданских прав и правовой природой злоупотребления правом.

Таким образом, после вступления в силу 1 марта 2013 г. Закона № 302-ФЗ осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав были запрещены.

Важное для последующей судебной практики дополнение законодатель предусмотрел в п. 2 ст. 10 ГК РФ: в случае несоблюдения требований, не допускающих злоупотреблению правом, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления может не только отказать лицу в защите принадлежащего ему права, но и применить иные меры, определенные законом.

В п. 6 Информационного письма № 127, по сути, указано на то, что институт злоупотребления правом носит резервный характер. Если есть специальная норма, направленная на борьбу с тем или иным нарушением, то применять следует ее, а не более общие положения ст. 10 ГК РФ.

Кроме того, поскольку об обходе закона в п. 1 ст. 10 ГК РФ говорится как о форме недобросовестного поведения, то соответствующее положение следует рассматривать вкупе с новым п. 5 ст. 10 ГК РФ, который устанавливает презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий. До 1 марта 2013 г. эта презумпция была сформулирована в усеченной форме, т. е. закон ставил защиту прав в зависимость от добросовестности субъекта.

Теперь же в связи с расширением понятия указанной презумпции бремя доказывания совершения действий в обход закона возлагается на лицо, которое ссылается на данное обстоятельство.

Появившуюся благодаря Закону № 302-ФЗ возможность распространения категории «злоупотребление» на действия, которые можно квалифицировать как «обход закона с противоправной целью», можно расценивать как позитивный фактор, позволяющий сторонам и суду активнее «пользоваться» ст. 10 ГК РФ. Кроме того, рассматриваемая статья избавилась от излишних нагромождений в части презумпции добросовестности стороны.

Дополнение ст. 10 ГК РФ указанием на иные меры защиты (помимо предусмотренного ею и ранее отказа в защите права) связано с тем, что изначально законодатель предполагал, что названная статья станет применяться только в отношении недобросовестного истца, которому в соответствующих случаях суд будет отказывать в защите права. Под влиянием сложившейся судебной практики формулировка «иные меры» позволит применять ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков и других участников процесса со ссылкой не только на разъяснения ВАС РФ, но и на прямые предписания закона.

Практика применения

На сегодняшний день наиболее показательные примеры применения судами ст. 10 ГК РФ можно наблюдать в делах о банкротстве, а именно при рассмотрении заявлений кредиторов о включении в реестр требований кредиторов. Связано это, в первую очередь, с тем, что в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» судам предписано вне зависимости от поступивших возражений проверять обоснованность требований кредиторов.

Так, суды могут отказать в удовлетворении требований кредитора в случае, если из обстоятельств дела видно, что обосновывающие их правоотношения:

  • не отвечают интересам должника (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2013 по делу № А82-11268/2011)
  • не имеют экономической целесообразности (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.09.2012 по делу № А65-19446/2011)

Суды также отказывают во включении требований в реестр требований кредиторов на основании договора в случае, если были установлены следующие обстоятельства его заключения:

  • отсутствие встречного предоставления
  • наличие признаков злоупотребления правом в действиях сторон договора
  • совершение сделки с целью причинения вреда кредитору (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.07.2013 № Ф03-2784/2013 по делу № А04-7159/2012)

Таким образом, суды, применяя ст. 10, 168 ГК РФ, часто используют конкретизированные критерии недействительности сделок, уставленные в гл. III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», прямо на них не ссылаясь.

Старые проблемы новой редакции

Несмотря на то, что новая редакция ст. 10 ГК РФ содержит более четкие предписания на случай выявления злоупотребления правом, старые проблемы остались. Так, действующая редакция п. 2 ст. 10 ГК РФ определяет, что при обнаружении злоупотребления правом суд «отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом». Формально дискреция суда расширена, однако фактически он остался в рамках ограничений, установленных АПК РФ. Т. е. если стороны не представят суду достаточных доказательств для применения ст. 10 ГК РФ, то он не сможет прибегнуть к ней самостоятельно.

Статья 70 АПК РФ предусматривает основания для освобождения от доказывания, в т. ч. в случае если между сторонами достигнуто соглашение. Конечно, существует ч. 4 данной статьи, позволяющая судам не принимать признание сторонами обстоятельств при наличии достаточных доказательств, свидетельствующих о намерении злоупотребить правами. Тем не менее, ввиду состязательного характера арбитражного процесса суд при отсутствии доказательств злоупотребления правом сам их запросить не может. Из этого следует, что на практике стороны, которые только «изображают» спор с целью создания, изменения или прекращения прав и обязанностей, не представляя в суд «лишних» документов, в большинстве ситуаций по-прежнему смогут безнаказанно нарушать положения ст. 10 ГК РФ.

ИХ НРАВЫ

Франция

Франция является первопроходцем во многих аспектах внедрения в законодательство понятий добросовестности и злоупотребления правом. Гражданский кодекс Франции (Code civil) не содержит полного аналога ст. 10 ГК РФ. Как правило, термин «злоупотребление» применяется к конкретным правоотношениям и допустим только в определенных ситуациях. Связанно это с тем, что французский законодатель опасается ограничения свобод граждан.

Более широкая трактовка понятия «злоупотребление правом» дается в разделе Гражданского кодекса Франции, посвященном деликтам. Следовательно, обязательным условием применения судами соответствующих мер при выявлении злоупотребления правом (помимо их применения в особо оговоренных случаях), является наличие ущерба.

Кроме того, суды не только оценивают нарушение прав истца или ответчика, но и устанавливают, не пострадали ли в результате злоупотребления правом публичные интересы.

Швейцария

В Швейцарии суды уполномочены признавать действия направленными на злоупотребление правом и давать собственную мотивировку в случае, если закон прямо не регулирует подобные ситуации. Злоупотребление правом должно быть явным.

Кроме того, так же, как ГК РФ, Гражданский кодекс Швейцарии (Schweizerisches Zivilgesetzbuch) предусматривает, что лицу, злоупотребившему правом, должно быть отказано в защите. Он также содержит прямое указание на запрет недобросовестной конкуренции или ее ограничение как одну из форм злоупотребления правом.

В целом формулировки закона являются достаточно широкими, и судам приходится определять злоупотребление исходя из фактических обстоятельств каждого конкретного дела.

 

Источник: Статья впервые была опубликована в online версии журнала "Корпоративный юрист", июль, 2014 г.


Прочитавших: 4779 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События







Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества

Staffwell




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты